Гегемония Москвы в водах Черного моря стала практически фактом. Это государство последовательно укрепляет свою позицию в Черноморском регионе, в частности, путем милитаризации оккупированного Крыма и сепаратистской Абхазии. Оно стремится также нейтрализовать в политическом плане Турцию, используя в этих целях поставки газа. Резкий рост потенциала может склонить российское руководство помешать направленным против Москвы энергетическим проектам, которыми занимаются страны региона (в том числе члены ЕС). «Сарматия», АГРИ или строительство газового терминала на Украине — это инициативы, которые подвергаются самому большому риску.

Геополитические перемены, происходящие в Черноморском регионе, оказывают сильное воздействие на энергетическую сферу. Аннексия Крыма, а позже — конфликт в Донбассе сделали более очевидными газовые проблемы на Украине, которая решила восполнить дефицит сырья при помощи Запада, воспользовавшись реверсными поставками через территорию Польши, Словакии и Венгрии. При этом она не отказалась от проекта строительства терминала сжиженного природного газа в окрестностях Одессы. Тем не менее, сегодня он кажется нереальным из-за стоимости, позиции Турции в отношении судоходства по Босфору и Дарданеллам, и, главное, из-за геополитической ситуации на Черном море.

Россия становится государством, доминирующим в его акватории, и никто не способен гарантировать, что она не использует это для достижения своих политических и экономических целей. Тем более, что при поддержке собственной пропаганды она может заниматься этим под прикрытием ассиметричных действий «сепаратистов» или просто исламских террористов, чему способствует активность Исламского государства (не раз объявлявшего о планирующихся атаках на энергетическую инфраструктуру) и обострившаяся обстановка в Чечне.

Указанная проблема обретает огромное значение не только для украинских властей, но в первую очередь для Евросоюза. Черное море должно было обеспечить его членам из Центральной Европы диверсификацию поставок нефти при помощи проекта «Сарматия». Речь шла о транспортном коридоре, который, по задумке, был призван позволить Польше импортировать каспийское сырье. Нефть шла бы через Азербайджан, Грузию, Черное море и нефтепровод Одесса-Броды, соединенный с польской транспортной инфраструктурой. При современных реалиях - захвате Крыма, конфликте в Донбассе, новом российско-абхазском соглашении, означающем де-факто аннексию Россией части Грузии - сложно представить, что этот проект можно реализовать. Тем более, что, как и в случае планировавшегося строительства СПГ-терминала в Одессе, он напрямую затрагивает украинские территории, которым угрожает военное вторжение Москвы и ее сторонников.

Углубление нестабильности Черноморского региона угрожает также политике диверсификации источников поставок газа, которую ведет ЕС. Заявленная Россией приостановка проекта «Южный поток» дала Европе толчок к дискуссиям на тему запуска новых путей поставки голубого топлива в обход погрузившейся в кризис Украины (так следует, судя по всему, понимать встречу, которая состоится 9 декабря в Брюсселе и будет посвящена теме «Южного потока»; Россия приглашения от Еврокомиссии не получила). Среди обсуждаемых инициатив есть, например, предложение по ускоренному созданию СПГ-терминала в Хорватии; увеличение пропускной способности газопроводов, входящих в состав Южного газового коридора; воскрешение «Набукко» и т.д. Любопытно, что решение Газпрома по «Южному потоку» неожиданно вернуло к жизни несколько подзабытый проект так называемого интерконнектора Азербайджан — Грузия — Румыния (АГРИ), по которому каспийская нефть могла бы пойти через Черное море в Румынию и далее через Венгрию в Центральную Европу. Как сообщил азербайджанский энергетический SOCAR, британская инженерная компания Penspe представила 5 декабря в Бухаресте окончательный вариант обоснования проекта. Его рассмотрит общее собрание акционеров, проведение которого запланировано на январь-февраль 2015 года. К сожалению, хотя данная концепция заслуживает внимания, но, как и в случае украинского терминала или «Сарматии» нестабильность Черноморского региона может привести к тому, что воплотить ее в жизнь не удастся.

На укреплении России в регионе Черного моря выигрывает Турция — единственная страна, которая могла бы бросить ей вызов в этой части мира. Анкара, через которую будут проходить Южный западный коридор, уже не первый год намеревается взять под контроль экспортные пути углеводородов на оси восток-запад и север-юг. «Сарматия» угрожает проходящему через турецкую территорию нефтепроводу BTC, по которому азербайджанская нефть идет в Джейхан. АГРИ — это конкурент потенциального расширения Трансанатолийского трубопровода или нового варианта «Набукко», которые, пересылая азербайджанский, иранский или туркменский газ пополняли бы бюджет Турции сборами за транзит. Государству, которое удерживает свою власть над Босфором и Дарданеллами, не на руку и украинский газовый терминал, поскольку его появление могло бы склонить другие черноморские страны к строительству аналогичных объектов. Как видно, энергетические интересы Москвы и Анкары на Черном море сходны. Что может повредить Центральной Европе, в том числе Польше.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.