Семьдесят лет назад наступление Гитлера при Арденнах заканчивается провалом. Последняя попытка нацисткой Германии изменить ход событий. Начальные успехи немцев поражают союзников. Ужас СС шокирует американцев.

Целый час потребуется для того, чтобы проехать из города Моншау (Северный Рейн-Вестфалия) в город Ля Глейзе в бельгийских Арденнах. Дорога проходит через леса, мимо полей и лугов, иногда по очень извилистым узким дорогам. Нужно быть всегда осторожным, когда приближается встречный автомобиль. Город Ля Глейзе расположен в сельской местности, находясь в которой можно думать обо всем, кроме войны.

Едешь по городу. И вдруг все меняется в один момент. Поворачиваешь за церковь: справа стоит стальной «монстр» — танк маскировочного зелено-серого цвета. На его башне видны большие цифры — «213». В некотором роде это «чудовище» является очевидцем военных событий — это немецкий танк «Тигр II». 21 декабря 1944 года в Ля Глейзе он участвовал в своем последнем бою.

Миф, прежде всего, в США

В то время танковые войска и моторизованная пехота под командованием оберштурмбанфюрера СС Иоахима Пайпера (Jochen Peiper) вели наступление до самого бельгийского города, где были окружены американскими войсками. Зимой 1944-1945 года это означало конец для Арденнского наступления.

Танк «Тигр» уцелел в отличие от практически всей военной техники, уничтоженной во время Арденнской операции. Уже десятилетия он одновременно является мемориальным памятником и привлекает туристов, увлекающихся историей. Рядом со стальным монстром расположился небольшой музей, который дает представление о том, что происходило в декабрьские и январские дни в Арденнах семьдесят лет назад.

По ту сторону любой тактики и стратегии именно «Тигр 213» до сих пор дает ясно понять, почему немцы должны были предпринять отчаянную попытку и провалить свою последнюю военную операцию на Западном фронте. И без американского сопротивления для военных колонн вермахта и оружия СС дороги в Арденнах были слишком узкие, мосты — неспособные выдержать большие нагрузки, земля на обочине дорог — слишком мокрая и слишком мягкая, запасов горючего — слишком мало. Танк «Тигр II» массой шестьдесят семь тонн, с 860 литрами в баке не прошел и ста пятидесяти километров.

Может быть и потому, что уже с самого начала Арденнское наступление было приговорено к провалу, оно превратилось в миф — прежде всего в США. Для американцев Арденнская операция, «Битва за выступ» («The Battle of the Bulge»), стала кровавым сюрпризом, так как они считали немцев уже поверженными. 19 декабря два американских пехотных полка капитулируют при Сент-Вит, где похоронены почти семь тысяч немцев. Капитуляция стала самым крупным единичным поражением американцев на Западе после высадки в Нормандии 6 июня 1944 года.

С 19 декабря по 6 января бельгийский город Бастонь находился в немецкой осаде. Город понес серьезные потери. Правда, взят не был. Однако оборона Бастони наоборот стала историей проявленного героизма. Она вошла в историю рок-музыки. Американский певец Брюс Спрингстин (Bruce Springsteen) написал песню «No surrender», где писал об отказе сдаться врагу, ссылаясь на Осаду Бастони: «Like soldiers in the winter’s night / with a vow to defend / no retreat, no surrender» — «Как солдаты в зимнюю ночь/ с клятвой защищать/ не отступать, не сдаваться».

Если не считать высадку в Нормандии в июне 1944 года, про «Битву за выступ» в США написано больше книг и статей, снято больше фильмов, чем про любое другое событие на европейском театре военных действий. Это связано с тем, что данный недельный бой с самого начала казался американцам очень опасным. По меньшей мере, им казалось, что возможно и тактическое поражение.

Идея исходила от самого Гитлера. 16 сентября 1944 года в своем дневнике генерал авиации Вернер Крейпе (Werner Kreipe), принимавший участие в обсуждениях положения на фронте в Главной ставке Гитлера, написал: «Решение Гитлера, контрнаступление из Арденнов, цель — Антверпен... Разбить место “стыковки” американцев и англичан, новый Дюнкерк...».

Тем не менее, осенью 1944 года все это казалось абсолютно нереальным: на Восточном фронте Советская Армия отбила немецких захватчиков до Польши. Рим и большие части Италии были освобождены. Во Франции, Бельгии и Голландии союзнические войска были готовы к атаке территории Германии. 21 октября 1944 года, почти через пять недель после решения Гитлера, американские войска взяли первый немецкий крупный город, Ахен.

В 1944 году немецкая оборонная промышленность выпускала рекордное количество оборонной продукции. Рейхсминистр вооружений и военного производства Альберт Шпеер (Albert Speer) организовал материально-техническое снабжение «тотальной войны», большей частью сводившейся к каторжным работам и рабскому труду. Правда, и потери немецкой армии в 1944 году были как никогда высоки. В связи с таким положением вермахт и войска СС должны были прорвать фронт войск союзников и уготовить англичанам и американцам «второй Дюнкерк»: в начале июня 1940 года разбитые британские и французские войска бежали из Дюнкерка в Англию.

Штаб генерал-фельдмаршала Герда фон Рундштедта (Gerd von Rundstedt), командующего Западным фронтом и, возможно, не выступавшего против Гитлера или нацистов, разрабатывал план наступления в Люксембурге и Бельгии в октябре и ноябре 1944 года. Рундштедт объединил в этом плане свою позицию и взгляды и назвал его сначала «Операцией “Осенний туман”», а позднее «Стражей на Рейне»: «Мне ясно, что все должно быть поставлено на карту». Так впоследствии и произошло.

Союзники мало что знали о немецком наступлении

Десятки тысяч немецких солдат, тысячи танков, бронемашин пехоты, самоходных артиллерийских установок и другая военная техника совершали марш между немецким Моншау на севере и люксембургским Эхтернахом. Удивительным образом данный марш остался во многом незамеченным союзниками. Вторые не только не рассчитывали на наступательную операцию с немецкой стороны, но и считали Арденны спокойной местностью, тяжело проходимым участком фронта.

Немецкие войска были разделены на три армии: на севере «наступательного сектора» находилась 6 танковая армия, две танковых дивизии СС, крупное соединение народного ополчения и парашютно-десантная дивизия под командованием генерала СС, Зеппа Дитриха (Josef «Sepp» Dietrich), «старого» нациста и старшего сержанта во время операции «Боевой конь» в Первой мировой войне.

На другом — южном — участке фронта находилась 5 танковая армия под командованием генерала Хассо фон Мантойфеля (Hasso von Manteuffel). Он был одним из тех профессиональных офицеров, которые никогда не отказывали Гитлеру, но следили за духом своих подчиненных. В Африке и в России Мантойфель имел военные заслуги. Наконец, 7 армия под командованием генерала Эриха Бранденбергера (Erich Brandenberger) должна была нанести удар по Люксембургу южнее армии Мантойфеля.

16 декабря 1944 года немцы начали наступление. Из-за низкой облачности все действия люфтваффе и ВВС США были ограничены вплоть до Рождества. Для немцев это было преимуществом, так как с июня воздушное превосходство союзников решало исход многих боев и некоторых сражений на земле.

Тем не менее, погода привела к тому, что передвижение боевых машин по обочине стало почти невозможным. Грузовые автомобили и гусеничные машины попросту «садились» на размягченных полях и на мокрых лугах. Из-за небольшого количества узких дорог в горах средней высоты с маленькими деревеньками с самого начала наступление превратилось в огромную «пробку» из транспортных средств. Многие боевые единицы так и не дошли до мест назначения, потому что из тех мест, где они застряли, выхода не было.

На севере план заключался в том, что уже на второй день наступления передовой отряд танковых частей под командованием оберштурмбанфюрера СС Иоахима Пайпера вместе с соединениями 1-ой и 12-ой танковых дивизий достигнут реки Маас у города Льежа. Данный замысел закончился неудачей, несмотря на встречавшиеся тут и там глубокие прорывы на линии американского фронта. До 19 декабря два немецких «клина» были все же остановлены у деревень Рохерат и Кринкельт. Наступающие войска хотели быть на 100 километров западнее — ближе к Антверпену.

Так называемая боевая группа Пайпера оказался впереди. Однако 18 декабря она застряла в Ля Глейзе — в деревне, где до сих пор находится танк «Тигр». На пути к Ля Глейзе солдаты из соединений Пайпера устроили резню у Баугнеца, убив множество американских солдат-военнопленных. Правда, неизвестно, что на самом деле произошло 17 декабря во время бойни у Мальмеди. Определенно, члены передового отряда танковых частей СС вели бой с американцами, во время которого большое количество человек погибло. Многие (больше сотни) американские солдаты похоронены на этом месте. Безоружных военнопленных нужно было «собирать» на поле.

Из проезжавшего мимо танка один молодой солдат или офицер, должно быть, открыл стрельбу из пистолета по пленным. Это положило начало бойне с применением огнестрельного оружия и пулеметов, во время которой погибло множество пленных. В большинстве случаев речь идет о восьмидесяти двух убитых. Точную цифру установить сложно потому, что среди трупов, обнаруженных американскими войсками после освобождения Баугнеца в январе, были убитые во время сражения на пересечении дорог Баугнеца.

После войны против семидесяти четырех членов СС, учувствовавших в бойне, был возбужден процесс, который начался летом 1946 года в бывшем концентрационном лагере Дахау. Сорок три человека были приговорены к смерти (среди которых был Пайпер), двадцать два человека получили пожизненный срок (среди них был Зепп Дитрих).

Тем не менее, вскоре после процесса одна американская следственная комиссия установила, что высказывания и некоторые признания обвиняемых были получены путем давления, с помощью насилия.

Немецкие солдаты в американской форме

Поэтому все смертные приговоры были «превращены» в тюремные заключения. Ни один из приговоренных не просидел в тюрьме дольше десяти лет. В декабре 1956 года выпустили на свободу Пайпера, последнего среди обвиненных в процессе «Мальмеди». В июле 1976 года его дом поджигают неизвестные. Пайпер умирает.

Бойня у Мальмеди озлобила многих американцев. Кроме того, на американском фронте началась неминуемая истерия, потому что несколько десятков немецких солдат из командования носили американскую форму. Австрийский нацист, офицер СС Отто Скорцени (Otto Skorzeny), которому нацистская пропаганда приписывает освобождение Муссолини в Гран Сассо в сентябре 1943 года, хотел тем самым ввести в заблуждение англоговорящих диверсантов.

Однако мало кому из них (на захваченных джипах они попали в тыл на фронте) удалось достичь военного успеха. Они были малоэффективны в качестве шпионов. Некоторые из них погибли от команды, приводящей в исполнение приговор о расстреле. Но до сих пор так называемая операция Скорцени «Операция Грифон» является частью мифа о сражении при Арденнах.

В США решающую роль в данном мифе играет город Бастонь. Он лежит недалеко от границы с Люксембургом, на дороге, ведущей в бельгийский город Намюр и затем в Брюссель. В стратегическом планировании столица Бельгии относится к стратегическим целям южного фронта — танковой армии под командованием генерала Мантойфеля. Части 2 танковой дивизии обошли Бастонь и 23 декабря 1944 года почти достигли реки Маас и города Динан.

В связи с наступательным маршем Мантойфеля и продвижением через Сент-Вит, за который велась ожесточенная борьба, появился некий выступ в районе, находящемся под контролем союзников. Он и привел к появлению английского «Battle of the Bulge» — «Битвы за выступ». В снежных горах Айфель на пути к Сент-Виту народное ополчение Мантойфеля нанесло американским военным самое тяжелое поражение — два полка 106 американского дивизиона капитулировали после того, как были окружены.

По-другому дело обстояло с Бастонью. Город был окружен. На южном фланге выступа Бастонь продолжала обороняться, несмотря на ожесточенные попытки немцев занять город. Бастонь удерживали артиллерия и оставшиеся в живых солдаты. Помощь также оказывали и парашютно-десантные войска 101 воздушно-десантной дивизии.

Бригадный генерал Энтони Маколифф (Anthony McAuliffe), действующий командир дивизии парашютно-десантных войск, выступал в роли начальника обороны в Бастони. Это был Маколифф, ответивший немецким парламентерам знаменитым выражением «Nuts!» (по смыслу: «У вас теперь его (города) уже нет!») на их призывы сдать им Бастонь.

После первой недели наступления ситуация изменилась не в пользу немцев. Началась ясная, холодная зимняя погода, которая позволила союзникам наносить воздушные удары и обеспечивать всем необходимым с воздуха. В это время у немцев стало заканчиваться топливо, которое, согласно планам наступления, они планировали получать из трофейных американских топливных складов, которые так и не были добыты. Союзники перешли к укреплению своих позиций. 25 декабря немцы были отбиты при Динане, 26 декабря танки американского генерала Джорджа Паттона (George Patton) сняли осаду Бастони.

Наступление превратилось в большой арьергардный бой

1 января 1945 года девятьсот самолетов немецкого люфтваффе нанесли неожиданный удар по аэродромам союзников в Голландии, Франции и Бельгии. Во время операции «Боденплатте» немецкие истребители и бомбардировщики уничтожили больше трехсот американских и британских самолетов, большинство из которых находилось на земле. Союзники же достаточно легко смогли найти замену военно-техническим потерям.

По-другому ситуация выглядела для немецкой стороны: при налете немцы потеряли двести семьдесят один самолет, сто сорок три пилота погибли, семьдесят попали в плен. Удар по аэродромам изменил не только исход боя при Арденнах, но и значительно ускорил приближение конца для люфтваффе и, прежде всего, их самолетов-истребителей.

В начале 1945 года для немцев наступление превратилось в большой арьергардный бой в заснеженных замерзших Арденнах. До конца января американцы и британцы снова ликвидировали выступ. С 16 декабря погибли примерно восемь тысяч пятьсот американцев, более двадцати тысяч пропали без вести, многие попали в плен.

Немецкая сторона поьеряла более одиннадцати тысяч убитыми, двадцать три тысячи пропавшими без вести и пленными. Более шестисот танков, самоходных артиллерийских установок, на которых немцы совершали свое наступление, были уничтожены. Второй Дюнкерк, который Гитлер и его генералы планировали уготовить союзникам, обернулся катастрофой для немцев.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.