В начале этого года с мировой экономикой были связаны такие опасения, как дефляция в Европе и низкий уровень процентной ставки по всему миру. Мы поговорили об экономических перспективах после финансового кризиса с профессором экономики Гарвардского университета Кеннетом Роговым (Kenneth Rogoff).

Выхода из европейского долгового кризиса пока не видно


Nikkei: В январе Европейский центральный банк (ЕЦБ) принял решение о валютном стимулировании, которое будет заключаться в покупке государственных облигаций.

Кеннет Рогов: Не только Германия была против этого, но также и другие страны северной Европы. Глава ЕЦБ Марио Драги (Mario Draghi) набрался мужества и убедил тех, кто был против. Это не говорит о полном единении стран ЕС, но и не означает раскол. Поскольку рынок учитывал денежное стимулирование со стороны ЕЦБ, если бы прогнозы не оправдались, то все бы подумали, что долговую проблему Еврозоны не удастся решить никогда.

— Только Драги мог это сделать?

— Это не так. Независимо от того, кто бы стал главой ЕЦБ, он бы, скорее всего, принял аналогичное решение. Для восстановления экономики Еврозоны недостаточного одного валютного стимулирования. Для этого также необходимо оказывать финансовую помощь соседним странам, а также провести структурные реформы. Финансовое стимулирование необходимо, но северным странам нужно оказать финансовую поддержку таким государствам, как Греция, Испания, Португалия и Ирландия.

— Сложно получить согласие немцев на финансовую помощь.

Знак евро на фоне штаб-квартиры Европейского центрального банка во Франкфурте-на-Майне


— Для того, чтобы получить согласие немцев, необходимо, чтобы сначала изменилась Франция. В Еврозоне структурные реформы больше всего необходимы Франции, поскольку она не проводила никаких реформ. Франция должна стать партнером Германии. Сейчас Франция находится в «аэродинамическом мешке» Германии, которая идет на первом месте. Немцам не нравится то, что вся ответственность лежит на них. Сейчас нет единого органа, который смог бы принять необходимые меры по всей Европе. Некоторый контроль над Еврозоной имеют лишь финансовые меры ЕЦБ. Процентный доход по испанским облигациям ниже, чем по американским только потому, что есть гарантии ЕЦБ. Валютное стимулирование, осуществленное Банком Японии, привело к историческому падению курса йены. К таким же результатам привело и валютное стимулирование со стороны ЕЦБ. Я считаю, что курс евро должен был снизиться еще раньше.

— Что будет с Грецией, где поменялось правительство?


— Нынешним властям не нравится текущая ситуация, но пока они не представили конкретный проект. Пока не понятно, чего они хотят. Перед выборами они сделали много популистских обещаний, но для того, чтобы остаться в Еврозоне, обещания надо будет выполнять. ЕС окажет финансовую поддержку Греции, смягчив условия выплаты долга, но не будет переворачивать вверх ногами всю Еврозону. Низкий процентный доход по испанским облигациям указывает на то, что рынок уверен в стабильности евро. Тем не менее нельзя исключать возможность, что отказ новых властей Греции от евро может привести к хаосу. До Первой мировой войны никто и не предполагал, что эта война может начаться. Однако она разразилась. Долговой кризис Еврозоны затянулся из-за того, что ЕС следовал традиционному рецепту МВФ, в соответствии с которым оказавшиеся в сложной финансовой ситуации страны должны сокращать долг за счет экономического роста и финансовых ограничений. Страны Северной Европы выступали против поиска других путей выхода из кризисной ситуации.

— В январе 2010 года, когда в Греции разразился долговой кризис, вы говорили о том, что европейский долговой кризис находится на начальной стадии. Сейчас выход близок?

— До выхода из кризиса пока еще далеко. Если взглянуть на историю (осенью 2009 года власти Греции заявили о том, что долгового кризиса не будет), то страны-должники сначала уверенно заявляют о том, что они без проблем расплатятся по долгам. Потом их высказывания меняются: «если экономика улучшится», «если условия смягчатся»... Реструктуризация долгов длится бесконечно. У Греции огромный долг, поэтому сколько не тяни и как его не называй, в конце концов дефолт состоится. В Португалии и Испании те же риски. Если ЕС прибегнет к таким нетрадиционным мерам, как дефолт и инфляция, мы сможем быстрее решить проблемы. Расходы стран, которые оказывают помощь, также снизятся, однако сейчас Еврозона пока еще не готова к этому.

Низкие цены на нефть улучшают экономику Японии, США и Европы


— После финансового кризиса прошло более шести лет, насколько восстановилась экономика Японии, США и Европы?


— У всех по-разному. Экономика США серьезно улучшилась. В 2015 году будет еще лучше. Совет управляющих Федеральной резервной системы вводит финансовые ограничения с учетом состояния экономики. Процентная ставка будет увеличена после июля-сентября. За США следует Япония. Ее состояние экономики улучшилось благодаря кредитно-денежной либерализации. Сейчас власти пользуются поддержкой, поэтому могут принимать даже непопулярные меры. Этим Япония отличается от Европы. В течение последующих пяти лет в Еврозоне сохранится низкий уровень инфляции и вялые темпы развития. Японии пришлось потрудиться, чтобы преодолеть инфляцию. ЕС также сложно ускорить темпы развития.

— Недавно МВФ скорректировал прогноз развития на 2015 год в худшую сторону. Низкие цены на нефть должны простимулировать экономики Японии, США и Европы.

— Да, низкая стоимость нефти поддерживает экономику этих стран. Замедлились темпы роста экономики Китая. Пострадали Россия и Бразилия, но в целом это большой плюс для мировой экономики. Я не могу понять, почему МВФ ухудшил прогноз. Для того, чтобы внести изменения, необходим длительный политический процесс. Возможно, прогноз был исправлен, когда цены на нефть были выше.

— Сверхнизкие процентные ставки распространились в ключевых странах из-за снижения темпов роста?


— На это повлияло падение цен на нефть, а также низкая возможность длительной инфляции в США. Когда снижаются ожидания, связанные с ростом экономики, цены также должны падать, однако они держатся. Технологии продолжают развиваться, и нельзя сказать, что уровень производства упал. Для сверхнизких процентных ставок есть различные причины, включая покупку Центробанком облигаций, но главная заключается в том, что инвесторы, памятуя о прошедшем финансовом кризисе, стали с осторожностью относиться к рискам. Когда один раз в 100 лет случается кризис, подобный разразившемуся шесть лет назад, страх перед новым кризисом сохраняется еще длительное время.

— Говорят, что в Японии будет сложно прийти к повышению цен на 2%.

Брокеры в Токио


— Двухпроцентное повышение, к которому стремится Банк Японии, это правильный уровень. Такой уровень можно установить вне зависимости от того, есть экономический рост или нет. 2% индекс цен на потребительские товары кажется высоким из-за того, что есть разница между реальным положением экономики и вычислениями. Поскольку расчеты не отражают в полной мере влияние технологических нововведений, индекс цен на потребительские товары получается выше реальных цен. 2% индекс на самом деле означает повышение на 0,5-1%.

— Какие меры необходимо предпринять Японии?


— Важнее всего провести структурные реформы. В отличие от Европы, где высокий уровень безработицы, в Японии трудоустроены практически все. Меры по увеличению спроса за счет гражданского строительства почти не действуют. Кредитно-денежная либерализация практически исчерпала себя. Для того, чтобы обеспечить стабильный рост, необходима реформа поставщиков. Также важно обеспечить прирост трудоспособного населения: необходимо привлечь пожилых людей, женщин и иностранцев. Пожилые люди в Японии хотят работать. Германии удалось повысить свою конкурентоспособность в Европе благодаря тому, что она сделала свой рынок рабочей силы гибким. Если Япония проведет структурные реформы, ей тоже удастся освежить экономику. Иностранные рабочие упираются в стену, пытаясь трудоустроиться в Японии, однако языковую проблему можно решить за счет внедрения передовых технологий для перевода. Тогда вы сможете спокойно говорить по-японски, а я по-английски.

— Томас Пикетти (Thomas Piketty) в «Капитале в XXI веке» указал на то, что разрыв между богатыми и средним классом будет расти.


— Это больше политическое заявление. Ошибочно считать, что средний класс стал беднее по сравнению с тем, каким он был 30 лет назад. В США средняя продолжительность жизни среднего класса увеличилась на 6-7 лет. Благодаря развитию IT-технологий вырос уровень жизни. С точки зрения всего мира средний класс развитых стран считается богатым. Увеличились доходы китайской и индийской бедноты. В мировом масштабе разница между богатыми и бедными сократилась. Это правда, что миллионеры серьезно обогатились благодаря доходам от инвестиций. США следует поднять налог на наследство. Подобные корректировки необходимы, но ошибочно считать, что капиталистическая система не работает.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.