До сих пор нет точных данных о том, сколько африканцев заплатили своей жизнью за сопротивление колониальным правительствам. Жертвами одной лишь проводившейся немцами в 1904 году войны на уничтожение против племени гереро стали около 70 тысяч африканцев, а в результате военной операции против племени нама в Намибии в том же году погибли примерно 10 тысяч человек. Пока не удалось точно установить, сколько африканцев было убито в ходе подавления восстания Маджи-Маджи в Германской Восточной Африке в период с 1905 года по 1907 год — 75 тысяч или 300 тысяч. Немцы очень редко занимались подсчетом своих жертв. Как правило, они ограничивались разного рода описаниями. Именно как, например, поступил в немецком «охранном регионе» Камеруна офицер колониального корпуса Ганс Доминик (Hans Dominik). Он хвалился тем, что от уничтоженного им при помощи пулеметов «племени ... осталось, по сути, одно название». Мертвых никто не считал, никто не считал жертв войны и изгнанных со своих мест, никто не считал людей, погибших от голода и смертельных болезней, принесенных в Африку колониальными господами.

Хорошо, что фонд «Сделать возможным воспоминание» (Erinnern ermöglichen) занимается проблемами холокоста, хорошо, что фонд «Память, ответственность, будущее» (Erinnerung, Verantwortung, Zukunft) хочет «закрепить в немецкой и европейской культуре воспоминания о принудительных работах в период национал-социализма», и хорошо, что такие организации как «Фонд памяти Ульма — за демократию, толерантность и человеческое достоинство» (Stiftung Erinnerung Ulm — für Demokratie, Toleranz und Menschenwürde) занимаются вопросами, связанными с национал-социализмом и «особенно с преследованиями и сопротивлением на примере региона Ульм».

Вместе с тем вызывает чувство стыда то обстоятельство, что ни один фонд не уделяет внимания 30 годам германской колониальной политики, ни один фонд не говорит о необходимости проявления толерантности и уважения человеческого достоинства с учетом преступлений колониализма, а фонд из Ульма, напоминая о противоправном характере национал-социалистического государства, исключил, тем не менее, из процесса воспоминания одного известного далеко за пределами Западной Африки мирного борца и участника движения сопротивления, который в 1914 году в Камеруне стал жертвой «судебного убийства» — речь идет о Рудольфе Дуала Манга Белле (Rudolf Duala Manga Bell), который в 1890-е годы учился в гимназии в Ульме.

Цели в Африке — новые рынки и эксплуатация

Тем не менее сегодня берлинский театр Volksbuehne предоставляет свое помещение участникам конгресса, посвященному Конференции по вопросам Африки, которая состоялась 130 лет назад и которая закрепила раздел континента между колониальными державами. С ноября 1884 года по февраль 1885 года представители европейских государств, Османской империи и Соединенных Штатов, прибывшие в Берлин по приглашению имперского канцлера Бисмарка, зафиксировали правила ведения «конкурентной борьбы за Африку» и разработали текст «Генерального акта» (Kongoakte). В течение столетий европейцы принимали участие в работорговле в Африке, но в тот момент внимание было уже сосредоточено на аннексии и разграблении африканского континента.

Речь шла о новых рынках сбыта и сырьевых ресурсах — пальмовое масло использовалось для производства свечей и смазочных материалов, а пальмовые косточки применялись при изготовлении мыла и маргарина. Интерес представляло также «плачущее дерево» — с учетом имевшегося спроса на каучук. Не во всех колониях охота за сырьевыми ресурсами приводила к созданию террористических режимов, как это случилось в частном колониальном владении бельгийского короля Леопольда II, жертвами алчности которого стали около десяти миллионов африканцев.

Однако заверения немцев относительно того, что в их колониях — Того, Камерун, Германская Юго-Западная Африка, Германская Новая Гвинея, Германские Острова Самоа и территория Цзяу-Чжоу (Китай) — царило полное согласие с порабощенным населением, а сопротивление в колониях, за исключением восстания племени гереро, ограничивалось отдельными акциями, было ложью и не соответствовало действительности. Того и Камерун даже сами колониальные державы называли «странами двадцати пяти» — обычным наказанием там для африканцев были 25 ударов концом каната или плетью из кожи гиппопотама по спине и по нижней части тела.

Колониализм XX столетия был европейским проектом, а расизм — его необходимой предпосылкой. Вот что сказал тогда, обращаясь к критикам колониальной политики из числа социал-демократов, глава имперского колониального ведомства Вильгельм Зольф (Wilhelm Solf): «Господа, если я буду относиться к неграм, руководствуясь предлагаемым вами основополагающим принципом, то тогда я должен буду отказаться от проведения колониальной политики».

С колониализмом сегодня покончено (но его разрушительные последствия до сих пор ощущаются во всей Африке), однако расизм продолжает существовать. Если анализировать причины возникновения национал-социализма, то нельзя оставить без внимания положение о «господстве белой расы над черной», как это указывалось в колониальных законодательных актах. В этой связи будет уместным вспомнить также о демонстрациях движения «Патриотичные европейцы против исламизации Германии» (Pegida): этот принцип господства для многих все еще служит основой их мировоззрения.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.