Всего лишь четыре года назад в баварском Иршинге была запущена в эксплуатацию грандиозная парогазовая электростанция. Построенная немецким предприятием Siemens электростанция имела не только самую большую газовую турбину в мире, но и отвечала самым современным технологическим требованиям. Так, при производстве одного киловатт-часа электроэнергии в атмосферу здесь выбрасывалось в два раза меньше углекислого газа, чем на угольных электростанциях ФРГ.

И вот в конце минувшего месяца управляющая электростанцией компания E.ON заявила о том, что закрывает ее с первого апреля следующего года. Причиной такого неожиданного шага, как было официально объявлено, стали «недостаточные перспективы для успешного экономического использования». «Растущие объемы дотированной государством электроэнергии из возобновляемых источников, а также низкие рыночные закупочные цены на энергию не оставляют нам возможности для дальнейшего нахождения на рынке», — отмечают в концерне E.ON.

Тем самым складывается парадоксальная ситуация, так как электростанция в Иршинге стала жертвой ставки Федерального правительства на возобновляемые источники энергии, хотя предприятие как раз и проектировалось в рамках новой энергетической политики Германии. Оказалось, что производить электроэнергию из газа в Федеративной Республике в настоящее время экономически невыгодно. Ведь «голубое топливо» дороже, чем традиционный для Германии уголь. Именно поэтому работающие в ФРГ на угле электростанции имеют заказы на годы вперед, а парогазовая станция в Иршинге, как утверждают в E.ON, в 2014 году «вообще не производила энергии для немецкого рынка».

Есть здесь и еще одна проблема, с которой в последнее время постоянно сталкивается в Германии и российский газовый монополист Газпром. Дело в том, что Европейская комиссия все более активно контролирует газотранспортные активы государств ЕС, устанавливая здесь жесткие рамки и бюрократические требования. По сути, страны Европейского союза, включая Германию, в последнее время все более теряют свою энергетическую независимость, так как значительно усиливается влияние политических рычагов из Брюсселя. Европейская комиссия не скрывает свою далеко идущую цель, связанную с ослаблением зависимости Западной Европы от поставок российского газа, а в конечном итоге и с созданием Европейского энергетического союза. В условиях сегодняшнего политического напряжения между Москвой и Западом, конца которому к сожалению не видно, вряд ли эта позиция Брюсселя изменится.

Понятно поэтому, что Газпрому уже невыгодно строить свою дальнейшую стратегию развития, делая ставку исключительно на германский потребительский или вообще на европейский рынок. Не случайно глава российского концерна Алексей Миллер еще в конце прошлого года заявлял о »завершении модели работы, когда Газпром ориентировался на поставки конечному потребителю». На минувшей неделе в этом направлении сделан еще один шаг. Вслед за своим стратегическим партнером — кассельской фирмой Wintershall — российский монополист решил продать свою долю в немецком предприятии VNG (Verbundnetz Gas).

Данная структура со штаб-квартирой в Лейпциге занимается газораспределением в Германии, Австрии, Италии, Чехии и некоторых других странах, а также владеет несколькими подземными хранилищами. После ухода Wintershall Газпром фактически потерял свое влияние на данный актив, поэтому пакет акций VNG в 10,5% продается теперь германской фирме EWE.

Для обычного немецкого потребителя оба серьезных изменения, связанных с газоэнергетическим рынком Германии, пока не будут иметь немедленного негативного эффекта. Однако ясно, что в долговременной перспективе жителям Федеративной Республики придется поглубже залезать в свой карман, чтобы расплатиться с поставщиками энергии.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.