«Правительства должны перестать делать вид, что ничего не происходит!» «Европа обязана положить конец гуманитарной катастрофе!» «С попустительства политиков Средиземное море превращается в кладбище»... Произошедшая на днях трагедия на море подняла целый шквал гневных высказываний такого рода.

Решений при этом предлагается немного. К тому же, складывается впечатление, что негодующее общество не представляет себе, во сколько обойдется действительное решение данной проблемы обычным людям.

В краткосрочной перспективе, ничтоже сумняшеся, предлагается увеличить число спасательных судов и развернуть полномасштабную борьбу против преступных групп, занимающихся нелегальным ввозом мигрантов. И вот тут-то, сразу же, начинаются споры и обнаруживаются подводные камни. Многие правительства полагают, что, обеспечив безопасность тех, кто на свой страх и риск отправляется водным путем в Европу, они добьются обратного результата. Уверенность в том, что опасность не слишком высока, приведет к многократному росту числа нелегальных мигрантов. Что же до призывов к борьбе с преступными сообществами, то они вполне уместны и похвальны, но и здесь есть свои очевидные сложности. Действительно, можно и нужно преследовать преступные сообщества, занимающиеся нелегальным ввозом мигрантов, на территории Европы, но каким образом мы можем нейтрализовать такие сообщества, скажем, в погруженной в гражданскую войну Ливии? Отправить в эту страну военный контингент? С разрешения ООН? Сомнительно. С разрешения ливийского правительства? С разрешения одной из ливийских противоборствующих сторон? Тогда не получится ли так, что европейский контингент войск будет вынужден воевать на два фронта в обстановке непреходящей угрозы нападения и терактов, отбиваясь от всех сторон конфликта? Готовы ли мы увидеть, как какая-нибудь исламистская группировка обезглавливает пару десятков европейских солдат?

И здесь мы приходим к тому, что так любят называть «решением проблемы в корне». Люди бегут в Европу, рискуя своей жизнью, по трем причинам: голод, война и политические преследования. Решение любой из этих проблем подразумевает затраты, которые навряд ли придутся по душе простым гражданам. Несмотря на то, что голод существенно сдал свои позиции на африканском континенте, полное его искоренение потребует масштабной помощи от правительств обеспеченных стран. Причем, на протяжении целого ряда лет. Готовы ли жители Мурсии, Сабаделя или Кордобы (да и все остальные европейцы) в эти кризисные времена заморозить строительство десятка больниц, отложить на несколько лет прокладку скоростных железных дорог в своей провинции, сократить значительным образом число стипендий и платить гораздо больше налогов, чтобы действительно помочь развитию африканского континента? Я сильно сомневаюсь в этом.

Давайте перейдем к войне, вызвавшей массовый исход населения, в том числе, в европейские страны. Чтобы остановить войну в Сирии, Ливии и Йемене необходимо не только потратить на военные нужды огромные средства, но и отправить туда тысячи солдат (в случае одной только Ливии, речь идет о 60-70 тысячах военнослужащих) без какой-либо гарантии успеха. И я говорю не о каких-то мифических наемниках, а о конкретных ребятах из Валенсии, Малаги, Бордо, Манчестера или Флоренции. В случае Испании, это может быть, положим, четыре или пять тысяч человек, которые должны будут рисковать собой, чтобы установить мир в стране, про которую им толком неизвестно, где именно она происходит на карте мира. И похоронок избежать не удастся. Готовы ли добрые самаритяне, жалующиеся на бездействие правительства, к таким жертвам? Не думаю.

И напоследок поговорим о политических беженцах. Ряд стран неохотно принимает политических беженцев по внутренним причинам (во Франции боятся, что такая практика приведет к росту популярности партии Ле-Пен). Кроме того, какие правила должны применяться для такого рода мигрантов? Как гарантировать, что среди них не затеряются террористы? Есть и еще один момент: многие страны буквально завалены запросами о предоставлении политического убежища (в Германии рассматривается около 200 тысяч таких прошений), в то время как другие лишены этой проблемы. Естественно, те, кого буквально захлестывает волна миграции, хотят разделить это бремя с другими европейскими странами, которые, в свою очередь, отказываются от такой чести под надуманными политическими предлогами и по разного рода причинам. Готовы ли жители Пиренейского полуострова принять вместо 200 несколько тысяч мигрантов? И в этом я сомневаюсь.

Сказать — легко, сделать — трудно.