Израиль испытал потрясение, узнав о молниеносной сделке России с Ираном — иранская нефть в обмен на российское оружие и пшеницу. Целые сутки израильское руководство воздерживалось от комментариев. Министр Юваль Штайниц (יובל שטייניץ) выдавил несколько слов о том, что Израиль заранее знал о планируемых поставках С-300. Однако землетрясения не произошло. И только к концу дня глава правительства Биньямин Нетаньяху побеседовал с президентом Владимиром Путиным.

Израиль весьма бурно протестовал против планов продажи зенитно-ракетных комплексов С-300 в Сирию в прошлые годы. Израильское руководство прямо и косвенно дало понять, что сорвет поставку этого оружия, так как в случае получения сирийским режимом этих средств ПВО под угрозой окажутся полеты над Сирией и другими странами Ближнего Востока, включая Израиль, а мы не готовы допустить ограничения свободы полетов.

Более того, в отношении Сирии Израиль доказал, что не просто говорит, но и принимает меры, если верить иностранным источникам. Из этого можно заключить, что ВВС Израиля очень не любят эти ракетные системы. Но почему-то сегодня, когда ракеты должны попасть в Иран, чей режим разрабатывает ядерное оружие, все молчат.

Более того, израильские сообщения о поставках российских ракет были весьма легкомысленны. Вдруг стало известно, что израильские летчики давно тренируются в Греции и отрабатывают противодействие этим ракетам, и что эти средства ПВО вовсе не такие грозные, как считалось раньше.

Интересно, куда пропал боевой задор израильских лидеров, которые в последние годы соревновались в объяснении ошибок политики президента США Барака Обамы в отношении Ирана. Мы все известные американисты. Начиная с премьер-министра и генштаба, выстроился внушительный ряд специалистов, проанализировавших Лозаннские соглашения от первого до последнего знака, и утверждавших, что в договоренностях больше дыр, чем в швейцарском сыре. Разумеется, Израиль составил бы куда лучший договор, чем шесть держав, если бы ему разрешили. Тем не менее, рамочное соглашение подписано, и это факт.

Израиль настаивает на продолжении публичной борьбы против США. Мы сами выбираем, с кем дружить, а с кем враждовать, но на этот раз мы немного запутались. Из всех держав, участвовавших в переговорах с Ираном, США были и остаются наиболее дружественным для Израиля государством. Они не раз это доказывали на протяжении последних десятилетий. Сейчас президент США Барак Обама старается убедить еврейскую общину и израильское общественное мнение в том, что в нынешних условиях это соглашение — лучшее из возможных.

Да, это не самое лучшее соглашение. Да, возможно, в итоге Иран все-таки получит военный ядерный потенциал через десять лет. Но при этом, возможно, за эти десять лет сложатся иные международные и региональные условия, которые повлияют и на Иран. Альтернатива этому соглашению — это появление ядерного потенциала у Ирана в ближайшие годы. Компромисс, достигнутый Конгрессом и президентом, показал, что американская система сдержек и противовесов сработала. Даже республиканский Конгресс понимает, что следует уважать полномочия президента и позволить ему вести внешнюю политику. Президент, со своей стороны, уважает Конгресс, и понимает, что на данный момент он представляет партию меньшинства.

Для Израиля это означает, что Конгресс будет контролировать сделку с Ираном, но в более ограниченном масштабе, чем хотелось бы израильскому руководству. Именно поэтому следует проявить реализм и постараться сохранить особые отношения с США, главным стратегическим партнером Израиля. Разное отношение израильских лидеров к США и к России возмутительно. Даже если США заняли позицию, которую Израиль считает неприемлемым, они готовы возместить ущерб. А Россия не ждала и минуты, чтобы заключить очередную сделку с Ираном.

Хотя премьер-министр очень занят коалиционными переговорами, он всегда уделял иранскому направлению много внимания, вдобавок, благодаря иранской угрозе Нетаньяху выиграл выборы. Ему стоит смотреть не только в сторону Капиталийского холма, но и оглядываться на задний двор. На этой арене появляется новая угроза, способная ограничить свободу действий израильской военной авиации. Может, Нетаньяху предпочитает ничего не замечать?

Нахман Шай — вице-спикер Кнессета, депутат парламента от блока «Сионистский лагерь»