Помните, как компания Google все время заявляла о своем неприятии зла и нежелании навредить — еще тогда, когда она выходила на просторы интернета? Так вот, подписание соглашения с 8 европейскими изданиями и создание Digital News Partnership, о чем компания Google объявила в понедельник, это и есть невероятное зло — откровенная попытка купить политическое влияние.

Европейские СМИ давно выступали против Google из-за того, что эта компания бесплатно распространяла информацию, защищенную авторскими правами, через свой информационный сервис Google News и поисковую систему. Эта американская компания справилась с проблемой и победила, применив рыночный метод — удалив жалобщиков из сервиса Google News и поискового индекса. В большинстве случаев они приползли назад, умаляя восстановить свои данные.

Однако на прошлой неделе оказалось, что, перевес сил сложился не в пользу Google, когда Еврокомиссия решила начать против компании антимонопольное расследование в связи с якобы подавлением конкуренции и предоставлением несправедливого преимущества своей собственной торговой платформе. Этому предшествовали жалобы различных европейских стран, в частности Германии, в связи с различными нарушениями — от разглашения персональных данных клиентов до уклонения от уплаты налогов. Руководство компании Google, должно быть, задумалось, а не связаны ли политические преграды, с которыми столкнулась компания в Европе, с той неприязнью, которая компания демонстрировала по отношению к издательским домам, имеющим влияние в политических кругах.

Гарфилд Андерссен (Garfield Anderssen), заявляющий, что это он посоветовал Google заключить соглашение, о котором было объявлено в понедельник, написал в Medium. com о том, что с критикой в адрес Google и обвинениями в злоупотреблении доминирующей позицией на рынке, особенно активно высказываются два немецких издания:

Должен снять шляпу перед изданиями Springer и Burda. Их политические интриги довели до того, что против Google начато антимонопольное расследование, против Google проголосовал Европарламент, Германия «шьет» нарушение закона, Испания «шьет» налоговые нарушения, и против Google звучат многочисленные политические хвастливые заявления. Они загнали Google в угол и принудили Google к дружелюбию. Подписано соглашение — хотя и не с Springer и Burda, а с другими изданиями — и в результате и другое отношение. Поэтому поздравляю немецкие издания. И теперь, надеюсь, они понимают, что пора что-то делать. Протекционизм их бизнес не спасет. Только инновации. Только сотрудничество.

Конечно же, компания Google в отличие от Андерссена не стала бы высказываться так жестко или списывать со счетов европейские информационные агентства за то, что они «морально устарели». Компания Google, которая в американской интернет-индустрии больше всех тратит на лоббирование, полностью раскаялась. The Guardian, цитируя Карло Д’Азаро Бьендо (Carlo D’Asaro Biondo), который отвечает за «стратегические связи Google в Европе», пишет:

Мы твердо уверены, что компания Google всегда стремилась быть для информационной индустрии другом и партнером, но мы также признаем, что на пути к этому мы совершили ряд ошибок. Мы намерены сыграть свою роль в предстоящем диалоге и деловом сотрудничестве с целью создания более стабильного и жизнеспособного проекта.

Эти планы осуществляются с помощью «инновационного фонда» размером в 150 миллионов евро (163 миллиона долларов) для финансирования изданий и стартапов, которые смогут заниматься журналистикой в киберпространстве. Компания Google также обещает помочь издательским домам развивать эти стартапы, используя свой опыт в сфере рекламы, веб-аналитики, аналитики приложений, организовывать (за свой счет) тренинги для журналистов в области цифровых технологий, а также финансировать исследования методов потребления новостной информации европейскими клиентами.

Мало, что из этого показалось бы привлекательными для серьезных и респектабельных изданий. Принимать финансовую помощь — в какой бы то ни было форме — от компании, деятельность которой вашим журналистам предстоит освещать объективно. Компания Google подобно другим может покупать рекламные услуги или подписки для спонсоров, но у нее не должно быть возможности создавать фонды для подкупа изданий. Точно так же, ненормально и неприлично, если журналисты принимают бесплатные тренинги от компании, о которой они должны будут писать, когда она будет походить через все круги ада в процессе антимонопольного расследования.

Несомненно, можно лишь приветствовать проведение на деньги Google исследований, а также попытки объяснить издательским домам, как совмещать рекламные сервисы Google с пространством Android. Однако для этого не следует заключать каких-то особых соглашений с информационными агентствами. И чтобы иметь возможность обсудить нормальные деловые отношения с компанией Google как поставщиком услуг, издание не должно ничего подписывать в качестве «партнера».

И подозреваю, что именно по этой причине некоторые из самых резких критиков компании Google — например, Rupert Murdoch’s News Corp. и ведущее новостное издание Германии Axel Springer — не подписали этого соглашения. При этом очень жаль, что некоторые другие авторитетные европейские издательские дома его все-таки подписали.

Эти реакционные и деградирующие протекционистские и «морально устаревшие издания» не настолько тупы, чтобы им для постижения тонкостей цифровых технологий требовались тренинги, организованные мудрецами из Google. В 2014 году 53% годового дохода издательского дома Axel Springer, составившего 2,8 миллиардов евро, приходилось на долю цифровых продуктов, а от чистой прибыли до уплаты процентов, налогов и износа — 72%. Эта исключительно современная компания (должен признаться, что я работал в Springer в 2003 и 2004 годах, когда издание только начинало переходить на цифровой формат) в прошлом году увеличила прибыль на 9% или на 251 миллион евро. И нельзя сказать, что это немецкое издание беспомощно барахтается в океане цифровых технологий — с этим у них все в порядке.

Бесспорно, новостные издания должны развивать новые бизнес модели — зарабатывать деньги на журналистике крайне трудно. Однако им хватает ума понять это без посторонней помощи. Google — крупная компания, и она продает множество рекламных продуктов. Но это вовсе не означает, что она лучше разбирается в новостном бизнесе, чем издательские дома — да еще после двадцати лет технической революции.

Тем европейским изданиям, которые на предложение присоединиться к Digital News Initiative отвечают «спасибо, не надо», не придется объясняться перед своими читателями, многие из которых уже и так подозревают компанию Google в слишком близких связях с правительством США. Эти издания могут просто сказать, что хотят избежать конфликта интересов, когда будут писать об этой гигантской компании-поисковике и ее проблемах с законом.

Не исключено, что самой компании Google требуется пройти какой-нибудь корректирующий тренинг по журналистике.