Москва — Раз в два месяца омская учительница на пенсии Наталья Атучина (Atuchina) варит дома кастрюлю особого борща. Год назад покупка продуктов для него на местном рынке обходились ей в 165 рублей (3,2 доллара). А в апреле эта сумма уже выросла до 247 рублей.

Борщ Натальи служит ориентиром для составления «борщевого индикатора» — показателя, придуманного ее мужем Сергеем Комаровских чуть больше года назад для отслеживания цен на продукты в этом сибирском городе. С тех пор стоимость борща выросла на 49,5%, что служит примером того, как в реальной жизни инфляция бьет по карману.

«Борщ это очень объективный показатель, — утверждает 66-летний пенсионер и в прошлом журналист Комаровских. — Борщ не умеет обманывать».

В марте ежемесячный рост инфляции в России достиг самого высокого уровня по сравнению с предыдущими 13 годами. Это произошло в результате обвала цен на нефть, обесценивания рубля и эмбарго на импорт ряда западных продуктов, введенного Кремлем в ответ на санкции в связи с ситуацией на Украине. По данным Росстата, общая инфляция по сравнению с прошлым годом выросла до 16,9%, больно ударив по карманам россиян, поскольку повышение уровня доходов не поспевает за ростом цен.

Самым ощутимым оказался рост цен на свежие продукты, в том числе и на те, которые необходимы для приготовления популярного в России борща — пикантного «красного набора» из свеклы, картофеля и еще многих ингредиентов, стоимость которых за последний год изрядно подскочила. В марте инфляция продовольственных цен составила по сравнению с прошлым годом 23%, при этом инфляция цен на фрукты и овощи достигла 38%.

Однако пока нет особых признаков того, что россияне в своих неприятностях из-за выросших цен винят Кремль. Власти представили запрет на импорт продуктов как патриотический шаг, предпринятый, чтобы защитить Россию и дать толчок развитию отечественного сельского хозяйства. Скачок цен на попавшие под запрет продукты оказался незаметным из-за волны инфляции практически на все продукты — независимо от того, запрещенные они или нет.

«Цены на все резко выросли из-за обесценивания рубля», — говорит специалист в области социально-политических исследований всероссийского центра изучения общественного мнения ВЦИОМ Юлия Баскакова. Что касается простых россиян, то «даже грамотному человеку сложно определить конкретную роль, которую играют санкции (или эмбарго)».

По данным министерства экономического развития, в результате введенного Кремлем эмбарго общая инфляция в феврале выросла еще на 2,5%. Влияние этого эмбарго оказалось неравномерным — цены на одни продукты питания резко выросли, в то время как рост цен на другие, например, молоко, был не так ощутим.

Например, по данным российского центра анализа рынка кондитерских изделий, стоимость шоколада российского производства в прошлом году подскочила на 38% в результате значительного повышения стоимости импортных ингредиентов, включая такие популярные наполнители, как цукаты, сухофрукты и орехи, которые попали под запрет.

Повышение цен коснулось даже основных продуктов питания, производимых или выращиваемых в России. По мере падения рубля для фермеров росли цены на импортные семена, удобрения и оборудование. Увидев рост цен на другие продукты, производители начали повышать цены и на свою продукцию, и в некоторых случаях подгонять свои цены под те возможные цены, по которым они могли бы продать свою продукцию за рубежом.

В Москве экономисты прогнозируют, что рост цен почти достиг своего пика, и скоро замедлится, сдерживая серьезные колебания курса рубля или цен на нефть. В апреле темпы недельного роста инфляции снизились до минимальной за последние полгода отметки. Однако цены на продукты питания, вероятнее всего, останутся высокими.

16 апреля во время ежегодной прямой линии президент Владимир Путин признал, что российское эмбарго на импорт вызвало рост цен на продукты, но при этом заявил, что темпы инфляции сокращаются, а рубль укрепляется. «Да, это имеет и негативные последствия с точки зрения вклада в инфляцию продовольственной товарной группы, это правда, — сказал Путин. — И вот, действительно, здесь придётся потерпеть, но неизбежен рост внутреннего сельхозпроизводства».

Инфляция продовольственных цен в России случалась и раньше. В 1962 году резкий скачок цен на основные продукты стал одной из причин массовых выступлений в Новочеркасске, в результате чего были задействованы советские войска, и было убито 26 человек.

В другие времена россияне переживали дефицит и даже гиперинфляцию без особых возмущений. В начале 1990-х годов, когда в России было отменено советское регулирование цен, массовых протестов почти не было. И в 1998 году, когда в результате катастрофической девальвации рубля цены резко подскочили, масштабы общественных беспорядков были минимальными.

После того, как в 1999 году Путин пришел к власти, иногда в результате высоких темпов развития и роста цен на сырье наблюдался рост инфляции — но это происходило одновременно с ростом реальных доходов населения. По результатам февральского опроса, проведенного ВЦИОМ, россияне назвали рост цен самой главной проблемой.

«Вопрос в том, собираются ли люди и дальше не обращать на это внимание, или будет расти недовольство, постепенно накапливаясь, которое проявится к осени», — говорит российский политолог Михаил Виноградов.

А пока власти предпринимают меры, чтобы умерить инфляцию. На вопрос члена Госдумы генеральный прокурор России заявил, что в связи с необоснованным повышением цен на продукты питания в 2015 году было возбуждено около полутора тысяч уголовных дел.

Федеральная антимонопольная служба поддержала инициативу крупнейших российских ритейлеров установить ценовой порог для «социально значимых» продуктов на два месяца. Ограничение роста цен началось в марте — в том числе и на некоторые продукты, необходимые для приготовления борща, например, картофель. С начала февраля российские власти также ограничили экспорт зерна.

В Омске 60-летняя Наталья Атучина рассказывает, что варит борщ по рецепту своей бабушки. Повышение цен создает гораздо больше проблем, чем раньше, потому что теперь они с мужем могут рассчитывать только на государственную пенсию.

И все же, супруги по-прежнему варят борщ. «И не только для того, чтобы отслеживать инфляцию, — говорит Сергей Коморовских. — Просто борщ очень вкусный».