В понедельник вечером президент Франции встретился на Кубе с команданте в рамках пятидневного турне по Карибам. Запланированная беседа держалась в тайне до самого последнего момента, что пришлось совсем не по вкусу кубинским диссидентам.

Дипломат стоит как громом пораженный. «Я впервые услышал об этом от вас», — отвечает он на новость о встрече Франсуа Олланда и Фиделя Кастро в тот самый момент, когда президента Франции ожидают во французской общине Гаваны. К всеобщему удивлению французский лидер удостоился разговора с команданте в рамках 30 «исторических» часов на Кубе. Последнее фото отца кубинской революции появилось в начале апреля, когда он отправился на встречу со студентами в синем спортивном костюме Adidas. До того момента ни у кубинцев, ни у всего остального мира не было ни единого снимка престарелого лидера, который, как говорят, чахнет последние 14 месяцев. Но тут внезапно появляется официальное фото за подписью сына Фиделя Алехандро Кастро. На Кубе политика и дипломатия — семейное дело.

Кроме того, Кастро принимал Олланда у себя дома в окружении супруги, сыновей и даже правнука. 50-минутная беседа была посвящена главным образом климату, экологии, водоснабжению и продовольствию (все это — ключевые вопросы для бывшего кубинского лидера). Олланд, кстати, был «приятно удивлен» ясностью ума немолодого уже человека, который «активно ищет информацию, в том числе в интернете». В конце дня нынешний президент Кубы Рауль Кастро справился о здоровье брата в начале разговора с Франсуа Олландом в огромном Дворце революции. «У него все хорошо, хотя и побаливает колено, — ответил французский лидер, потирая собственное. — Но его сын — врач». Принявший бразды правления в 2006 году Рауль Кастро ответил улыбкой: «Как видите, у нас в семье живут долго».

«Последний из грандов ХХ века»

После появления новости о предстоящем визите на Кубу Олланд подчеркнул «готовность» встретиться с Фиделем Кастро. Окончательно все стало ясно в самый последний момент. «Я сам узнал только сегодня утром и ничего не мог об этом сказать», утверждает депутат-коммунист Андре Шассень, глава группы дружбы Франция-Куба. По его словам, «говорить можно все, что угодно, но Фидель Кастро — последний из грандов ХХ века».

Именно выдающаяся историческая роль команданте стала для Олланда оправданием встречи, которая выводит из себя кубинских диссидентов и ставит в неудобное положение часть левых (они избавились от иллюзий еще в 1980-х годах и сейчас выступают за настоящую политическую открытость). «Передо мной стоял человек, который вершил историю», — поделился президент с собравшимся в резиденции посла согражданами. Всего на острове живут менее тысячи французов, однако на встречу пришли и находившиеся в то время поблизости туристы. Как заявил Олланд, «Фидель Кастро — история Кубы, история мира». При этом он старался держаться подальше от политики, которая открыла бы путь для обсуждения вопросов о правах человека в стране, где, кстати, все еще под запретом оппозиционные партии. «Насчет его ответственности действительно ведутся споры», — все же признал президент, стоя за небольшой трибуной. «Его личность вызывает во Франции бурю эмоций, но в то же время и критику», — продолжил он после непродолжительного общения с толпой.

«Жест Кастро по отношению к Олланду»


Об обсуждении темных сторон режима не может быть и речи. «И раз ты произнес такие слова, дальше уже не скажешь: «Вы предстанете перед судом истории», — отметил Олланд. Он, кстати, проделал путь в 7 000 километров не для того, чтобы надеть цвета радикальных левых, и встречался с Фиделем Кастро, чтобы передать ему такое послание: «Я отправился в эту поездку не по соображениям внутренней политики». Но почему тогда команданте его принял? «Отчасти причиной тому любопытство и определенная признательность к Франции».

Олланду никогда не было свойственно особое «левачество», и в 2003 году, после «черной весны» и задержания 75 оппозиционеров, он даже подписал петицию с критикой кубинской «диктатуры». В Amnesty International считают, что на Кубе еще есть политзаключенный, и что за многими оппозиционерами ведут слежку и мешают им нормально работать. «Так, нужно было мне его передать, — вспыхнул Олланд. — Когда нам называют имя или передают дело, мы пытаемся решить вопрос». Президент Франции понимает, что его встречу будут бурно обсуждать как правые, так и левые, однако все равно уверенно держится заданного курса: «Это был жест по отношению к кубинскому народу». Как бы то ни было, живущая в Гаване уже не первый год француженка считает это «жестом Фиделя Кастро по отношению к Франсуа Олланду».

Сеголен Руаяль: «Это все — символика»

В резиденции посла (эта вилла напоминает испанский готический собор) французская делегация шепчется. «Некоторые секреты так и остались тайной», — задумчиво говорит советник Елисейского дворца, разглядывая официальную программу визита, в которой, разумеется, даже не упоминается встреча в верхах. Министры же усердно пытаются оправдать нежданную беседу с команданте, изливая бурный поток околосоветской риторики.

Пока французы запасались терпением, Сеголен Руаяль (Ségolène Royal) зачитала речь Франсуа Олланда от его имени и шутила с журналистами. «Я сама обедала с Фиделем Кастро», — заявила она, добавив после небольшой паузы, что речь шла о сыне Рауля. «Все это — в большей степени история, а не политика, — продолжила министр экологии. — И немного символика». Раз в прошлом Франсуа Олланд делал жесткие заявления по отношению к режиму Кастро, «его невозможно заподозрить ни в каком потворстве», — подчеркивает Марисоль Турен (Marisol Touraine). По словам министра здравоохранения, легенда вокруг революции 1959 года, «герильеро», борьба с империализмом — все это удел прошлого в представлении левых и молодежи: «Для 98% французов Че Гевара — лицо на футболке».