С обесцениванием значимости феномена миграции под вопросом оказывается существенный и организующий принцип демократии, демографии, развития и нашей безопасности.

1. Феномен миграции продолжает, с каждым разом распространяясь на новые континенты и регионы мира, расщеплять и нарушать то, что многим государствам и международным организациям удалось (или не удалось!) сделать, решить и достичь в области государственной политики и миграционного законодательства. И если говорить начистоту, то нет ничего хуже, чем отрицать реальность. Мы сами создали всевозможные границы и стены, которые нас разделяют и рождают чувство стыда, когда об этих вопросах заходит речь.

С обесцениванием важности феномена миграции как одного из наиболее значимых для нашей коллективной жизни под вопросом оказывается существенный и организующий принцип демократии, демографии, развития и нашей безопасности. Взглянем, к примеру, на Европу, главным образом на южные страны, на то, что происходит в бассейне Средиземного моря (восточном и западном), где соблазнительный и коварный образ «европейского рая» оборачивается Европой без памяти и уважения к своим (прежним) жизненным ценностям, сформированным христианской и гуманистической культурой. Или на то, что происходит в Юго-Восточной Азии, в Андаманском море, у берегов Бирмы, Таиланда и Индонезии, где тысячи людей дрейфуют от одного порта к другому, от одних морских границ к другим, но тщетно, им их никто не открывает. Или посмотрим на Африку, где столько сил ушло на борьбу с апартеидом — на Южную Африку, которая недавно стала свидетелем беспрецедентной волны расизма и ксенофобии по отношению к иностранцам и иммигрантам, в результате чего президенту Республики пришлось просить у соседних стран извинений за произошедшее.

2. Это примеры того (и их насчитывается достаточно много), как в двадцать первом веке миграция начинает играть решающую роль в сохранении мирового баланса. Все это происходит, к несчастью, в силу того, что главные действующие лица на мировой арене (в особенности политики) наделали множество ошибок в области международной миграции. В XXI веке — в эпоху перемещения народов — феномен миграции должен стать приоритетным с точки зрения государственной политики различных стран и континентов и активно интегрироваться в различные направления: политическое, правовое, социальное, экономическое, религиозное и даже антропологическое.

3. Потому что миграция — это не проблема. Это новая возможность. И для стран (тех, которые люди покидают, и прежде всего тех, в которые они прибывают), и для мигрантов. И являясь таковой, она должна в соответствии с уровнем истинной миграционной политики быть структурирована и осуществляться на основе двух взаимодополняющих правовых и политических критериев — регулирования миграционных входных и выходных потоков граждан и их интеграции (независимо от интеграционных моделей) принимающими странами. Подход к миграционным потокам в наш век интенсивного переселения народов, где около 3% из семи миллиардов населяющих планету людей (при том, что две трети мирового населения проживает в Азии) являются мигрантами, должен быть противоположен образу «страны-ракушки». Поскольку дни закрывающихся от мира стран, регионов и народов сочтены. Чтобы установить подлинную государственную политику в области миграции, нам необходимо соответствующее законодательство, которое рассматривалось бы в качестве важного правового документа этой политики. Ветвь юридической науки, которая являлась бы системой правовых норм, регулирующих всю вселенную, концентрирующуюся вокруг вопросов международной миграции.

4. В отношении вопросов иммиграции, предоставления убежища и прав человека Европа живет в плену «национализации» и «распыления» политических мер, имеющих свои истоки в представлении о Европе-крепости, и не соответствующие защите ее собственных интересов. Ее демократии. Ее демографии. Ее развития. Ее безопасности. Пока мы вместо того, чтобы реагировать, не начнем принимать конкретные решения по этим (и, к несчастью, ряду других) вопросам, опираясь на христианскую и гуманистическую традицию, и не перестанем быть на разных институциональных уровнях заложниками краткосрочных предвыборных интересов, которые преследуют правительства некоторых стран, мы так и не сможем подняться до уровня собственной истории и будем продолжать откладывать то, что не терпит отлагательств — а именно, открыть двери, как это делалось на протяжении многих десятилетий, другим народам, воспринимая весьма положительное влияние не только в культурном, но, прежде всего, экономическом и социальном плане.

5. Европа нуждается в иммигрантах. А для этого необходимо построить общую иммиграционную политику, которая хранила бы в себе христианское и гуманистическое наследие, признавала экономическое, социальное и культурное значение иммигрантов для будущего европейского проекта в среднесрочной и долгосрочной перспективе и демонстрировала бы всему миру важность международной миграции в двадцать первом веке как инструмента для построения более сбалансированного и развитого в экономическом и социальном отношении мира. И сбалансированного с точки зрения безопасности. Но в этом последнем вопросе Европе следует отказаться от высокомерия и однополярности, которые за последние годы принесли ей больше проблем, нежели решений. Достаточно оглянуться и посмотреть, что происходит, к примеру, на ее восточных и южных границах. Европа окружена «войнами» и очагами нестабильности, не только политической, экономической и социальной, но и военной. Пусть она поучится на том, чему покровительствовала в Северной Африке и на Ближнем Востоке.

Фелисиано Баррейраш Дуарте — депутат социал-демократической партии (PSD), магистр и доктор права.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.