Меня взволновала публикация в Gazeta Wyborcza о клубнике на границе Калининградской области: речь была о том, что местные жители ездят в Польшу (без виз, у них есть на это право) и покупают свежие ягоды по 5 злотых за килограмм. На их деньги получается 70 рублей. В Москве я могу только облизываться, а если не повезет — отплевываться. Раньше в разгар сезона сюда массово и оперативно привозили клубнику с оптовых баз в Варшаве, она не была дешевой, но все же была. Сейчас в супермаркетах можно изредка встретить элегантно упакованную клубнику в корзинках или лотках, но килограмм стоит... 400 рублей. На развес ее продают только на уличных прилавках, которых после введения санкций на овощи и фрукты из Европы стало очень мало. Там клубника стоит не меньше 250 рублей. В субботу мы купили якобы молдавскую (что маловероятно из-за санкций), свежести она была даже не второй: каждая третья ягода годилась на выброс. Так что мне оставалось отплевываться.

Тем более что ели мы ее со сметаной, а по телевидению (государственному) как раз показывали репортаж о том, что во все молочные продукты добавляют здесь пальмовое масло, которое, как мы услышали, «отлично подходит для смазки пусковых шахт баллистических ракет».

Сложности с клубникой и другими сезонными ягодами — это не такая большая проблема. Россияне демонстрируют достойную зависти стойкость духа и оптимизм. На них не производит впечатления то, что за прошлый год реальные зарплаты уменьшились на 8,6%, а в этом наверняка произойдет то же самое. В других странах это бы стало поводом для бунта, но здесь будет тишина и спокойствие. Клубника была бы мелочью, если бы не то, что уже больше года мы слышим о правительственной программе «импортозамещения».

Телевидение показывает фермы, где на глазах растут коровы, дающие «мраморное, не уступающее австралийскому» мясо, и процветающие молочные заводы, где слыхом не слыхивали о пальмовом масле. А калининградские власти год назад гордо обещали, что быстро «заместят импорт» запрещенных польских яблок тем, что уже в будущем сезоне вырастет в местных садах. С этим наши соседи, конечно, поспешили, как прославленный сталинский агроном Трофим Лысенко, который обещал богатые урожаи кукурузы за полярным кругом. Желая угодить московским начальникам, они упустили из вида, что путь от саженца до яблони занимает несколько лет.

С клубникой проще. Если бы в Калининградской области ее посадили год назад, то уже сейчас смогли бы собрать первый, хотя и небольшой урожай, тем более что зима была теплой, а весна ранней. Но они этого не сделали, хотя кричали об «импортозамещении». А Крым, который больше года назад вернулся «в родную гавань»? Это естественный сад, превосходящий по площади Израиль, который кормит клубникой половину мира. Еще есть плодородные и теплые Ростовская, Краснодарская, Ставропольская области — все предгорье Кавказа. Если бы в России был рынок, на юге бы уже приносили плоды плантации клубники, посаженной даже, например, осенью. При местном климате это возможно.

Ведь год назад, до того, как Кремль официально ввел эмбарго на импорт, было ясно, что Россия закроет двери для овощей и фруктов из тех стран, в которых она покупала их много лет подряд. Представители властей говорили, что на этом смогут выиграть отечественные производители, которые быстро займут на рынке место, освободившееся от заграничных конкурентов.

Теоретически они были правы: в условиях здоровой экономики производители не упустили бы такого шанса. Но — в условиях здоровой. Когда Дмитрий Медведев был президентом и думал, что что-то может изменить, он сказал: «нашу экономику нельзя даже назвать экономикой». Так что хотя «Крым наш», на тарелках остается дорогая гнилая клубника с пальмовым маслом.

Надежду на какие-то изменения дают китайцы. Они взяли в аренду на 49 лет 115 тысяч гектаров земли в безлюдном Забайкальском крае, находящемся рядом с их границей, и пообещали незамедлительно взяться за работу на этих огромных полях.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.