Незаметно и как-то неожиданно быстро Twitter превратился в новый серьезный канал цифровой дипломатии мировых лидеров и внешнеполитических ведомств. Более того, теперь уже не воспринимается чем-то необычным и особенным, когда правительства ряда стран для того, чтобы донести свою официальную позицию до всего мирового сообщества, используют не только свои сообщения в 140 знаков, но и фотографии, и видеоролики в 6 секунд.

Президент США Барак Обама одним из первых среди руководителей государств начал использовать Twitter в 2007 году. Пик освоения главами государств и распространения Twitter среди мировых лидеров приходится на 2009-2012 годы. В марте этого года, премьер-министр Чехии присоединился к этой компании твиттер-президентов и твиттер-премьеров. На сегодняшний день из 193 стран-членов ООН 85% государств имеют твиттер-аккаунты. Из числа глав государств, две трети лично представлены в Twitter. Причем, стоит отметить, что все интенсивнее, многие официальные лица используют Twitter не просто, как канал распространения собственной точки зрения и информации, но и как инструмент пропаганды или, в ряде случаев, даже мягкой силы. Например, когда в марте 2015 года в Лозанне шли тяжелые переговоры Ирана с группой из шести государств посредников, буквально все участники встречи в режиме реального времени публиковали в Twitter свои сообщения о ходе дискуссии. Весь мир узнал, между прочим, об «историческом» рукопожатии президентов США и Кубы на Саммите Америк в апреле этого года из Twitter. Хилари Клинтон, кстати, следуя советам своих экспертов, заявила о том, что будет баллотироваться на пост Президента США через Twitter, и тем самым продемонстрировала, что она в тренде.

Любопытная, уже четко обозначенная тенденция последнего времени — виртуальная дипломатическая сеть: МИДы большинства европейских стран стали использовать Twitter как канал связи. Дипломатические миссии и послы всего мира используют Twitter и общаются практически на всех языках мира. При этом естественно, что самые распространенные языки современной цифровой дипломатии, — это испанский, английский, русский, французский и арабский.

Последние данные говорят о том, что на сегодняшний день 173 лидера стран имеют свои аккаунты. Список наиболее читаемых возглавляет президент США Обамы — 60 миллионов подписчиков. Далее следует Папа Римский с 20-ю миллионами читателей, премьер-министр Индии Нарендра Моди (Narendra Modi) — 11 миллионов и Президента Турции Реджеп Эрдоган (Recep Tayyip Erdoğan) — 6 миллионов. Однако, как признает британская Times, настоящей звездой глобальных социальных сетей оказался премьер-министр Индии Моди. На его счету на аккаунте в Facebook в два раза больше комментариев, чем у президента Барака Обамы.

Среди внешнеполитических ведомств, наибольшее число подписчиков у Турции, Франции и России.

А вот самыми активными по числу твитов стали глава Мексики — у него 68 тысяч, Венесуэлы — 64 тысячи, Доминиканской Республики — 58 тысяч. В последнее время популярным стал твит и внешнеполитического ведомства Украины с 56 тысячами, — что впрочем, совершенно объяснимо, имея в виду нынешнюю ситуацию кризиса и хаоса в этой стране после государственного переворота в прошлом году.

Эксперты отмечают, что для некоторых государств число подписчиков даже является предметом национальной гордости, а в некоторых случаях и совеобразным рекламным щитом. Это и предопределило появление такого нового факта, как подтасовка данных о числе подписчиков и показателе уровня популярности твитов. Например, когда в марте 2015 года вдруг появились данные о резком росте числа подписчиков аккаунта президента Украины Петра Порошенко, специалисты не смогли дать ясный ответ: было ли это объективно, либо стало результатом накрутки.

Но существует и другая статистика, которую пока что невозможно подделать. Речь идет о количестве упоминаний аккаунта в Twitter. Например, аккаунт российского Премьера Дмитрия Медведева по упоминаниям и цитируемости, на третьем месте после американского Президента и Белого дома.

Основной же критерий эффективности воздействия Twitter на аудиторию — это количество перепубликаций (ретвитов). Исходя из него можно сделать вывод, что наиболее популярные твиттер-аккаунты, на деле, не всегда могут быть самыми эффективными. Так, количество ретвитов самого популярного Twitter — Барака Обамы составляет 1200 раз. И вот, согласно этому показателю, американский Президент идет на четвертом месте, и уступает Папе Римскому, главам Саудовской Аравии и Венесуэлы.

Если рассматривать такой показатель, как взаимная подписка твиттер-аккаунтов среди МИДов и мировых лидеров стран, то российский МИД занимает второе место и имеет «в друзьях» 91 визави. По этому показателю российский МИД опережает только Министр иностранных дел Франции Лоран Фабиус (Laurent Fabius). На практике это означает, что внешнеполитические ведомства многих стран, особенно европейских, используют Twitter для взаимодействия на рабочем уровне, так как могут отправлять друг другу сообщения, закрытые для просмотра остальными пользователями. Правда, некоторые государства намеренно этого избегают. Так, Twitter Белого дома «задружился» только с Дмитрием Медведевым и премьер-министром Великобритании.

По числу твиттер-аккаунтов дипмиссий, которых насчитыватся 160, Россия на третьем месте после Великобритании и Канады. А вот наиболее читаемым среди всех дипмиссий в мире является Twitter Постпредства России при НАТО.

Стоит отметить, что немногие мировые лидеры самостоятельно пишут свои твиты. Сообщают, что это делают только главы Эстонии, Норвегии, Бельгии и Финляндии. А каждый восьмой руководитель использует Twitter лишь во время предвыборной кампании. После выборов аккаунты, как правило, перестают использоваться.

Одна из четко наметивших твит-тенденций последних нескольких лет — это создание и агрессивное ведение темы по отдельно взятой проблематике, что имеет целью продвижение государствами своей позиции. В нашей новейшей истории мы даже стали свидетелями такого явления, как «войны твиттер-аккаунтов», где стороны ведут борьбу за решение своих пропагандистских задач в твите.

Кроме того, эксперты отмечают, что особенно в последние три года наблюдается рост популярности публикаций главами государств фотографий, «селфи» и шестисекундных видеороликов, — ведь с их помощью появляется возможность передать гораздо больше информации, эмоций, — чем одной фразой. Поэтому, как считают эксперты, этот новый вид твита традиционно имеет гораздо более высокий рейтинг.

Аналитики замечают, что как бы к Twitter не относиться — а у него большое число и противников, — приходится констатировать, что за последние несколько лет Twitter превратился в новый и чрезвычайно серьезный инструмент политики и дипломатии. И это, как утверждают аналитики, игнорировать нельзя. Уникальность этого нового инструмента состоит в том, что он стал многофункциональной дискуссионной площадкой между государственными институтами и активным гражданским населением. Сейчас уже очевидно, что власти целого ряда стран масштабно используют его с целью воздействия на население. При этом, ставится задача оказания влияния не только у себя в стране, но и за ее пределами, для чего и стали использоваться основные языки мира.

Twitter, как ни один из существующих сегодня видов мониторинга, дает возможность мгновенно определять настроения в обществе, — комментарии пользователей, фактически становятся индикатором проверки реакции на происходящие события. Наблюдатели отмечают, что Twitter стал служить властям не только в качестве канала изложения своей позиции практически по всем вопросам внутренней и внешней политики в «нужном» и «правильном» ключе, но и источником новостей в режиме реального времени, причем из первоисточника: напрямую от глав государств или внешнеполитических ведомств. Британские эксперты солидарны во мнении, что популярность этого «информационного» канала будет только нарастать.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции ИноСМИ.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.