Как ни парадоксально, но сейчас, когда все запреты будут сняты, молодые китайские пары сами не хотят больше одного ребенка, потому что цена хорошего образования стала просто заоблачной. Другой неожиданной переменой в городах стало то, что предпочтение, долгое время отдававшееся мальчикам, постепенно исчезает.

В скором времени Китай откажется от политики «одна семья — один ребенок». Окончательно с графиком еще не определились, однако о новом смягчении закона (подавляющему большинству пар будет позволено завести двух детей) должны объявить через несколько месяцев.

Источник в Государственном комитете по делам здравоохранения и планового деторождения сообщил журналу China News Business, что закон будет в очередной раз пересмотрен и что комитет работает над этим, не покладая рук. Подробности до сих пор неизвестны, однако сторонники отмены ограничений явно укрепляют позиции в верхах государственной власти.

Стоящие перед Китаем трудности видны невооруженным взглядом. Как отмечает специалист Национального института демографических исследований Изабель Аттан (Isabelle Attane), «к 2050 году трети китайцев будет больше 64 лет». Речь идет о более чем 400 миллионах человек.

Серьезный дисбаланс возрастной пирамиды

Ряд китайских демографов вот уже не первый год указывают властям на серьезный перекос возрастной пирамиды: наблюдается увеличение доли людей старше 60 лет (в настоящий момент их 16% из 1,3 миллиарда жителей) в ущерб молодежи и дисбаланс полов (117 мальчиков на 100 девочек). Все это ведет к острой нехватке рабочей силы.

Дошло до того, что престижная китайская Академия общественных наук напомнила о нынешнем показателе рождаемости в 1,4 ребенка на женщину (для нормального обновления поколений требуется 2,1) и призвала позволить всем китайским парам заводить второго ребенка.

Исторический китайский закон «одна семья — один ребенок» сократил рождаемость где-то на 300 миллионов. Тем не менее, что бы ни писали в наших географических справочниках, со времени принятия в 1979 году он никогда не применялся систематически и не затрагивал все население.

Прежде всего, это касается этнических меньшинств (тибетцы, уйгуры, монголы, хуэй, мяо...), у которых всегда было право на нескольких детей. Кроме того, не все китайские провинции всегда жестко придерживались этой политики. Исходящие из Пекина установки размывались по пути в маленькие города и сельские районы.

Постепенное смягчение

Жесткий контроль проводился лишь в больших городах, государственных ведомствах и на заводах. Все это обернулось ужасными страданиями для миллионов женщин, которые были вынуждены делать аборты, причем иногда на позднем сроке беременности.

С развитием экономики и увеличением числа частных предприятий работающие вне госсектора люди могли даже в городах завести двух-трех детей при условии выплаты штрафа, размер которого высчитывался в зависимости от богатства города, где проходили роды.

В Пекине, Шанхае и Кантоне штрафы были просто колоссальными, но пары устраивали все так, чтобы ребенок появился на свет в их родной деревне, в провинции. Правительство видело дисбаланс в возрастной пирамиде и поэтому мирилось с подобным подходом. В 2000-х годах политика «одна семья — один ребенок» касалась лишь 40% населения.

В конце 2000-х годов были приняты новые послабления по мере быстрого старения населения. После либерализации закона в деревнях власти приняли меры, чтобы облегчить жизнь городским семьям, которые в прошлом больше всего страдали от введенных ограничений.

Единственный ребенок — финансовый выбор


Таким образом, если муж и жена были единственными детьми в семье, они могли завести двух детей. В 2013 году последовало новое послабление: разрешение на двух детей было действительно даже для пар, в которых единственным ребенком был кто-то один. Год спустя власти ожидали увеличения рождаемости на 2 миллиона, однако прирост составил всего 600 000.

Как ни парадоксально, но сейчас, когда закон затрагивает не более 30% населения и в скором времени может быть отменен, молодые городские семьи из среднего класса больше не хотят заводить двух детей.

Молодой преподаватель пекинского вуза Юй Фан собирается жениться. Его невеста тоже работает в госсекторе. «У нас есть право на двух детей, но мы не хотим больше одного, — говорит он. — Хорошее образование для ребенка скоро будет стоить целое состояние: квартира, одежда, еда, хорошая школа, частные уроки и сбережения на университет. Все это пробьет дыру в нашем бюджете». Такое мнение широко распространено в новом поколении китайцев.

Экономические и демографические перемены принесли с собой и другой парадокс: хотя традиционно родители отдавали предпочтение мальчикам, сейчас все складывается с точностью до наоборот. «У меня дочь 22 лет, и я очень счастлив, — говорит Бэй Чжу из Шанхая. — Я могу не беспокоиться насчет ее замужества. Чтобы жениться, парню сейчас нужна квартира, машина и хорошая зарплата... На девочках такого груза нет».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.