Те восемь дней вся Россия буквально жила перед телевизором. Ни одно политическое или спортивное событие никогда не сплачивало россиян так же, как трагедия атомной подводной лодки «Курск» 12 августа 2000 года. Более недели все население страны переживало за моряков. Напрасно. Ни один из них не выжил. Хотя, по словам специалистов, шансы на спасение хотя бы нескольких человек были.

Владимир Путин находился у власти только восьмой месяц и не был готов к этой трагедии. Сначала он пропал из медиа-пространства и забыл о том, что в России глава государства исполняет так же роль «отца», который всегда придет на помощь, когда людям плохо. Но тогда Путин был в отпуске и не понял, что с отдыхом нужно срочно заканчивать и ехать на место катастрофы, на Баренцево море, чтобы руководить спасательной операцией и утешать семьи, которые через тогда еще свободные СМИ могли буквально в прямом эфире следить за тем, как умирают их родственники.

Президент молчал 14 дней, и вся Россия осудила его за это. Жены и матери моряков, которые напрасно посылали с затонувшей подлодки сигнал SOS, публично проклинали президента. Они так же поносили его, когда через несколько недель после аварии, в сентябре 2000, он в интервью американскому телеканалу CNN на вопрос знаменитого Ларри Кинга о судьбе подлодки с циничной усмешкой ответил так: «Она затонула».

«Неадекватным» поведение Путина после аварии «Курска» назвал и последний президент СССР Михаил Горбачев. Но он также подчеркнул, что подобная катастрофа может многому научить молодого политического деятеля. И был прав.

Кампания против журналистов

Именно трагедией «Курса» эксперты в области российской журналистики датируют начало целенаправленного преследования журналистов. Комментатор Сергей Пархоменко говорит, что «"Курск" был переломом» в отношении Путина к журналистике. «Он понял тогда, в чем заключается разница между свободными и контролируемыми средствами массовой информации», — считает Пархоменко. А поскольку свободные СМИ выставляли его в невыгодном свете, критиковали, давали слово истерящим женам моряков и ставили под сомнение официальную версию, он начал кампанию, которая увенчалась отличным, для него, результатом: сегодня, как считают российские медиа-эксперты, СМИ уже не могли бы информировать о катастрофе так же объективно, как в августе 2000. Все технологические катастрофы, случившиеся после этого, Кремль в СМИ жестко контролировал.

Памятник "Морякам-подводникам, погибшим в мирное время"


Сдвиг в манипулировании общественным мнением подтверждает и последний социологический опрос. Когда в 2000 году социолог спросили российских граждан, все ли руководство страны сделало для спасения моряков «Курска», 72% опрошенных решительно заявили «нет». Сегодня на тот же вопрос так же отвечают лишь 35% россиян. Это соотносится с растущей популярностью Путина, которая является рекордной, несмотря на то, что экономическое состояние страны из-за падающих цен на нефть резко ухудшается.

С 2000 года стало больше тех граждан, кто доволен всем, что говорит и делает Путин. Российские средства массовой информации, в настоящее время полностью контролируемые Кремлем, даже в дни печальной годовщины не обсуждают версии трагедии, которая до сих пор не была должным образом расследована, а если и была, то у общественности не достаточно информации об этом. Лишь в интернете высказываются сомнения в официальной интерпретации событий: якобы случился технический сбой на одной из торпед, которая взорвалась, спровоцировав другие взрывы. Россияне сразу же начали спасательные работы, хотя якобы большая часть моряков погибла еще во время взрывов, а остальные — вскоре после. Государственное телевидение сегодня уже точно не будет будоражить эмоции информацией о письмах, которые писали моряки: из них следует, что после взрывов в живых осталось еще как минимум 23 человека, что, пытаясь выжить в ожидании помощи, они перешли в 9-й отсек, что вода прибывала и воздуха им хватало еще на один день.

Трагическое стечение обстоятельств

Сегодня российские СМИ не сомневаются даже в точных причинах катастрофы. Правда, по словам капитана Игоря Курдина, председателя Санкт-Петербургского Клуба моряков-подводников, ряд фактов так и не был обнародован.

На подлодке была установлена так называемая толстая торпеда с дальностью в 50 км, которая первоначально была оснащена ядерной боеголовкой. В 90-е годы прошлого века число таких торпед было сокращено, а боеголовки с них демонтированы. Однако торпеда осталась. Военные учения, в которых «Курск» принимал участие, были направлены, в частности, на совершенствование в стрельбе именно этими торпедами по группе кораблей противника.

В этом, по словам Курдина, и может быть причина трагедии: экипаж подлодки не имел никакого опыта в стрельбе торпедами этого типа. Кроме того, был август и бригада, которая готовила подлодку к учениям, вышла вместо той, которая была в отпуске. У заменяющей бригады также не было опыта в обращении с этим типом оружия, поэтому не были замечены дефекты. Только позднее стало известно, что 10 штук торпед этой серии, произведенных в Алма-Ате, были бракованными. По всей видимости, брак имела и торпеда, которая стала роковой для экипажа «Курска».

Почему об этих подробностях, проливающих даже через 15 лет свет на трагическую смерть 118 человек, ничего не пишут в российских официальных СМИ? Потому что когда найдена причина, начинается поиск виновных. И следует наказание. Тогда Путин явно не был готов начать радикальную реформу, связанную с чистками в армии, которая пронизана коррупцией и протекционизмом. Напротив, с самого начала он сделал армию и спецслужбы своими ближайшими союзниками в деле захвате страны и подавления зарождающегося гражданского общества.

И несмотря на то, что государственное агентство ТАСС пишет, что за «Курск» были сняты с должностей высокопоставленные чины российского флота (например командующий Северным флотом Вячеслав Попов), в тюрьму за смерть 118 человек не сел никто, хотя в России за решеткой можно оказаться, скажем, за неразрешенную мирную демонстрацию.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.