Трудно найти более активного сторонника российского президента Владимира Путина, чем Константин Малофеев, который является так называемым православным бизнесменом, открыто поддерживающим сепаратистов на Украине.

По словам г-на Малофеева, к числу достижений г-на Путина можно отнести уничтожение влияния олигархов, укрепление власти Кремля по всей стране, оживление экономики, поддержку Православной церкви, а также восстановление России в качестве независимого геополитического игрока.

«Россия — не Бельгия. Россия может существовать только как империя, — сказал он ранее в этом году в беседе с моими московскими коллегами и со мной, сидя в своем офисе, украшенном сверкающими царскими регалиями. — Путин — исторический лидер. Лучший лидер за последние 100 лет».

Но на вопрос о том, добился ли г-н Путин успеха в создании такой системы правления, которая сможет пережить его самого, обычно многословный г-н Малофеев высказал некоторые нехарактерные для себя сомнения. «Найти другого Путина будет очень сложно. Я не уверен, что эта система сможет существовать после Путина».

Колебания г-на Малофеева указывают на смертельный грех правления г-на Путина, который должен учитываться, когда влиятельные западные политики ведут дела с Москвой. Г-н Путин укрепил власть Кремля за счет лишения власти и легитимности всех конкурирующих ведомств. За последние 15 лет он полностью нейтрализовал парламент, региональных губернаторов, свободную прессу, оппозицию и судебные органы. Если взять любую долгосрочную перспективу, то поразительной чертой путинской России следует считать не ее силу, а ее внушающую опасения хрупкость.

В течение определенного времени г-н Путин способен создать впечатление, что он является хозяином всего, за чем он следит, управляя возрождающейся Россией и запугивая бывших советских соседей. В любом случае, в ходе западных дебатов по поводу России отмечается наличие тенденции к преувеличению циклов этой страны, тогда как ее политики с тревогой смотрят на перспективу развязывания новой холодной войны. Однако вскоре Россия может вновь соскользнуть в циклический спад, и тогда Запад начнет беспокоиться по поводу опасностей, связанных с экономическим и социальным хаосом, яростным национализмом и распространением ядерного оружия. Слабая Россия, вероятно, будет вызывать больше беспокойства, чем сильная.

Не только сама политическая модель г-на Путина выглядит устарелой. Российская экономика, судя по всему, является столь же изношенной. Под воздействием низких цен на энергоносители, западных санкций и масштабного оттока капиталов российская экономика сократилась на 4,6% во втором квартале 2015 года в сравнении с тем же периодом прошлого года. Реальные доходы падают впервые после прихода г-на Путина к власти. В свое время Советский Союз конкурировал с Соединенными Штатами в борьбе за экономическое превосходство, а сегодня валовой внутренний продукт Америки, рассчитанный по паритету покупательной способности, в пять раз больше российского. Если, как некоторые утверждают, мы уже достигли «пика спроса» на нефть, то в таком случае российская экономика выглядит уязвимой с учетом своей неспособности к диверсификации. У нее нет никакой новой модели роста.

В основе экономической хрупкости лежит демографическая катастрофа. Население России сократилось до 142 миллионов, и это меньше, чем в Бангладеш. Многие ее лучшие умы покинули страну, или их заставили сделать это. В опубликованном недавно докладе о демографической ситуации в стране делается такой вывод: «Если ситуация не улучшится, то страна может столкнуться с проблемами в экономике, в международной конкурентной борьбе, а в долгосрочной перспективе и в области геополитики».

За границей у России нет надежных союзников. Евразийский Союз, образованный на скорую руку для соперничества с Евросоюзом, является дворцом, построенным на песке. Москва уделяет большое внимание партнерству с Китаем, однако эти отношения во многом однобоки, а Пекин обладает значительным опытом получения высокой экономической выгоды в обмен на свою политическую добрую волю. Если бы мы жили в доядерном веке, то Китай бы уже давно аннексировал Сибирь. Российская проекция мягкой силы не выглядит особенно многообещающей, несмотря на экспансию поддерживаемых государством англоязычных средств массовой информации. Опубликованный в этом месяце опрос 45 тысяч человек в 40 странах, проведенный компанией Pew Research Centre, показывает, что Россия и г-н Путин получают низкую оценку во всем мире.

«По показателю благоприятной оценки Россия значительно отстает от Соединенных Штатов в большинстве регионов мира», — подчеркивается в этом исследовании. В среднем 58% людей в каждой стране, за исключением России, негативно относятся к Путину.

С учетом всех перечисленных слабостей один мой либеральный российский друг сравнивает г-на Путина с гигантским тараканом из детского стихотворения Корнея Чуковского. В течение некоторого времени этот таракан своим ужасным видом и внушающими страх усами приводит в панику всех более крупных животных на пикнике.
«Но, увидев усача, звери дали стрекача,
По лесам, по полям разбежалися,
Тараканьих усов испугалися».

Но затем прилетает воробей и проглатывает таракана, и тогда остальные звери задают себе вопрос — почему они вообще его боялись?

Судьба г-на Путина остается неясной, а будущее России в целом представляется непредсказуемым. Сформулировать ответ непросто. Запад обладает большим весом, если он един и силен. Было, конечно же, правильным ввести санкции против режима г-на Путина за нарушение суверенитета Украины. Правильным также является укрепление обороны стран-членов НАТО, граничащих с Россией.

Но было бы опрометчивым шагом поставить знак равенства между режимом Путина и Россией, а также усугублять ситуацию, объявляя о начале новой холодной войны. В рамках существующих небезграничных возможностей Запад должен объяснить людям в России, что он не хочет их изолировать. Он должен оставить дверь для России открытой на тот случай, если какой-нибудь лидер в будущем захочет вернуться через нее.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.