Мировые СМИ активно обсуждают новости о том, что Россия отправляет своих военных в Сирию на помощь Асаду. И речь идет не только о пехоте, но и о самолетах и оружии. В связи с этим на ум приходят три вопроса: почему именно сейчас? Является ли это твердым и окончательным решением? Насколько это плохо для Запада?

Давайте рассмотрим первый вопрос. Краткая хронология событий такова: в августе влиятельные чиновники Саудовской Аравии встречаются с российскими влиятельными чиновниками, однако, несмотря на большой шум в СМИ, король Саудовской Аравии не решается на саммит с Путиным. Вместо этого он встречается с президентом Обамой и объявляет о том, что Саудовская Аравия поддерживает соглашение по иранской ядерной программе. После этого Москва перебрасывает в Сирию российские танки и, возможно, около 1000 военнослужащих, а также новейшие реактивные истребители и зенитные орудия. Сейчас это называют «наращиванием», и это приводит нас к ряду вопросов.

Выбор момента говорит о следующем: встречи на высшем уровне чиновников России и Саудовской Аравии не принесли ожидаемых результатов ни той, ни другой стороне. Полноценный саммит так и не состоялся. Нет никаких сомнений в том, что Саудовская Аравия предложила России поднять цены на нефть в обмен на ее отказ от дальнейшей помощи Асаду. Москва отказалась. После этого саудовский король вернулся к США и даже принял соглашение с Ираном. Москва сделала ответный ход, продемонстрировав усиление поддержки режима Асада. Стоит отметить, что Москва поставляла оружие и обеспечивала Сирию советниками с самого начала. И то, что мы сейчас наблюдаем, дает в сумме умеренную эскалацию с намеком на нечто большее, то есть тактический ход, угрожающий перерасти в стратегическую игру.

В СМИ также говорят о российских военнослужащих из тех подразделений, которые захватили Крым — подразумевается, что эти люди бесстрашны и закалены в боях. Но их вряд ли можно назвать закаленными в боях, поскольку они не встретили никакого сопротивления в Крыму. А вот когда Путин начнет привлекать ветеранов Донбасса, тогда нам станет ясно, что он всерьез намерен присоединиться к военным действиям в Сирии.

Между тем, он попросту отправляет Саудовской Аравии сигнал, что спасение режима Асада не подлежит обсуждению, и что Москва может вмешаться в этот конфликт в любое время, чтобы изменить баланс в его пользу. А для США, с которыми Саудовская Аравия снова начала сближение, угроза может включать в себя авиацию и зенитные установки. (Агенты Саудовской Аравии проводят только наземные операции.) Путин Обаме: мы, возможно, будем сталкиваться в воздухе и время от времени причинять ущерб дорогостоящему оборудованию шальными снарядами. Москва может действовать как союзник или как помеха. С Москвой нужно консультироваться. Так или иначе, именно такой сигнал отправляет Москва, однако у нее вряд ли получится реализовать свои угрозы.

Независимо от того, насколько громко выражают недовольство представители Госдепартамента США, Америка не видит во вмешательстве России серьезную угрозу. Обама потратил весь свой политический капитал на то, чтобы удержать США от участия в каких-либо войнах на Ближнем Востоке, пожертвовав ради этого своей репутацией, потому что он понимал, что эта борьба никогда не закончится. Никто не сможет навести порядок в этом хаосе в ближайшие 10 лет — и не смог бы, даже если бы американские военные остались в Ираке.

Как я уже неоднократно писал, суннитские силы принесут множество проблем в Сирию, потому что они были возмущены триумфом демократии Буша — правлением шиитов в Ираке. Суннитские силы (ОАЭ, Турция, Саудовская Аравия) хотели отомстить. Шииты захватывают Ирак. Суннитское большинство забирает Сирию. Вывод американских военных из Ирака не положил начало арабской весне в Сирии. Она началась спонтанно и быстро нашла поддержку со стороны Персидского залива. Это значит, что американским войскам в Ираке пришлось бы еще и сдерживать гражданскую войну, начавшуюся в Сирии и вышедшую за ее границы. Возможно, они могли бы это сделать — но какой ценой? И как насчет Йемена, Ливии, Египта и других стран? Все это произошло даже без участия ИГИЛ. Этот регион должен был взорваться. И то, останутся ли американские военные в Ираке или нет, не имело никакого значения.

Поверхностное участие Путина в этом конфликте вовсе не свидетельствует о слабости Обамы или о том, что, выведя свои войска из Ирака, Америка совершила колоссальный просчет. В действительности, чиновники Центрального командования США, ЦРУ и Агентства военной разведки, вероятно, молча поздравляют друг друга с перспективой военного вмешательства России в сирийский конфликт. Давайте на мгновение представим себе всю картину целиком. Москва вторглась в Афганистан, и Советский Союз распался. США находились в Ираке и Афганистане в течение 10 лет, и что произошло? Китай стал мировой державой, а Россия начала восстанавливать былую империю. Итак, действительно ли Путин готов совершить подобный катастрофический промах, и, если он это сделает, нужно ли нам сожалеть о том дне, когда это случится? В любом случае это станет его первой по-настоящему губительной ошибкой.

Но этого не случится.

Путин — чрезвычайно хитрый и коварный стратег. Российские военные слишком загружены работой, поскольку им приходится поддерживать грузинских и украинских сепаратистов, угрожать Прибалтике и Северному полюсу, дестабилизировать Молдову… Зачем добавлять к этому еще и конфликт в Сирии?

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.