В сентябре 2013 года, во время одного из многочисленных эпизодов гражданской войны в Сирии, которая к тому времени уже насчитывала более двух кровавых лет, Владимир Путин предположил, что мог бы дать свое согласие на проведение военных действий против режима Асада при наличии доказательств, что против мирного населения использовалось химическое оружие. В то же время высокопоставленный представитель сирийского правительства заявил, что режим не пойдет ни на какие уступки, даже если это приведет к третьей мировой войне. Два года спустя — ни военных действий, ни мировой войны, по крайней мере, в том смысле, в каком она была столь горячо обещана. Но борьба, развернутая режимом Асада в первую очередь против собственного народа, затем против групп вооруженных повстанцев, мечтающих его свергнуть, и, наконец, против действий тех, кто называет себя Исламской армией, упорно продолжается при содействии России и Ирана. Той же России, которая на Генеральной Ассамблее ООН голосом своего высокопоставленного представителя, Владимира Путина, похвалила режим Асада за то, что он «мужественно, лицом к лицу сражается с террором». Проблема в том, что «мужество» это посеяло тысячи и тысячи погибших, а Асад, дабы остаться у власти любой ценой, поверг страну в руины, что в свою очередь породило исход миллионов в соседние страны и в Европу. Кризис беженцев это, в первую очередь, болезненная «дочь» сирийской войны. Может быть, поэтому Обама, у которого вчера состоялась официальная встреча с Путиным, во время своего выступления в ООН, прежде чем высказаться против «тирана» у власти, заявил: «Вспомним, как все это началось».

Проблема в том, что, по мере того как война в Сирии приближается к своему пятилетнему рубежу, одновременно на разных фронтах необходимо срочно предпринимать конкретные шаги: оказывать помощь беженцам; разработать план по прекращению военных действий, в краткосрочной перспективе предполагающий участие Асада; и открыть дверь выборам, которые бы не стали очередным фарсом и вернули бы Сирии достоинство страны. Или это, или международная война — которой не желает ни один здравомыслящий человек.