До недавнего времени среди ресторанов отеля «Уолдорф-Астория» было спокойное местечко для завтраков и обедов под названием Oscar’s Brasserie, названное так в честь метрдотеля Оскара Чирки (Oscar Tschirky), которому приписывают изобретение салата Уолдорф. Кое-кто также ставит в заслугу Оскару Уолдорфскому, как его называли, изобретение блюда яйца Бенедикт. Но этой осенью, когда отель готовился к главной неделе года, ожидая собирающихся на заседание Генеральной Ассамблеи ООН глав государств, Oscar’s Brasserie тихо закрыли, и он уступил место новичку со звучным названием Le Chine. Это китайский ресторан, временно зарезервированный для главы Китая Си Цзиньпина и его свиты. (Он должен открыться для посетителей этой же осенью, но чуть позже.)

В октябре прошлого года тесно связанная с руководством страны китайская страховая компания заплатила за «Уолдорф» два миллиарда долларов. Охрана президента забеспокоилась: если Барак Обама остановится там, как он обычно поступал, китайцы смогут за ним шпионить. Поэтому администрация спешно отказалась от размещения президента в привычном месте и начала искать в Нью-Йорке новое место для его проживания — впервые с момента учреждения ООН в 1945 году. И тут на сцену вышли Le Chine и председатель Си, который затем вызвал сенсацию в ООН, пообещав выделить дополнительные деньги и войска для проведения миротворческих операций. Это была его последняя остановка в ходе семидневного визита в Америку, которая во многом и малом подтвердила то, что Китай пытается реорганизовывать мир в плане политики, гастрономических вкусов и некоторых болезненных вопросов — и иногда добивается в этом успеха.

С 1972 года, когда Никсон встретился с Мао, китайские лидеры предпочитали уделять основное внимание экономической составляющей американо-китайских отношений. Политика с ее нескончаемыми баталиями по вопросам прав человека, прессы, Тайваня и по иным спорным темам, с точки зрения китайцев, отвлекает от главного. Си Цзиньпин во время своего нынешнего визита тоже постарался сосредоточиться на экономике, из-за чего больше времени провел в Сиэтле, встречаясь с главами компаний, нежели в Вашингтоне, где ему пришлось столкнуться с политическими деятелями и журналистами.

Пять лет назад компания Google приняла резонансное решение уйти из Китая в знак протеста против нескончаемых хакерских попыток взломать ее исходные коды и проникнуть в аккаунты диссидентов в Gmail, а также против политики, которая требовала от компании подвергать цензуре результаты поиска. Какое-то время другие крупные компании тоже подумывали о том, чтобы последовать за Google и уйти с рынка, где 600 000 000 интернет-пользователей. В основном они этого не сделали, и приехавшего в Сиэтл Си приветствовали так радушно, как никакого другого руководителя государства. Самые влиятельные люди из отрасли информационных технологий, такие как глава Apple Тим Кук, руководитель Amazon Джефф Безос и Вирджиния Рометти из I. B. M., собрались в комнате для приемов и терпеливо ждали в течение 20 минут появления председателя Си, чтобы пожать ему руку и сфотографироваться с ним. Глава Facebook Марк Цукерберг, чью компанию запретили в Китае, поскольку компартия считает ее рассадником политической агитации, изучал китайский, чтобы произвести хорошее впечатление. Надев костюм и галстук, Цукерберг приветствовал Си первым в шеренге. Председатель одобрительно улыбался. В своем выступлении он сказал, что интернет должен распространяться в Китае в соответствии с «национальными реалиями». Так его правительство объясняет различия между нормативными условиями в Америке и в Китае, которые включают в себя согласие на цензуру и доступ властей к информации пользователей.

Билл Гейтс пригласил Си на экскурсию по штаб-квартире Microsoft и провел длившийся целый день интернет-форум для американских и китайских руководителей IT-компаний. Как и у многих других американских компаний, у Microsoft были свои взлеты и падения в КНР. Ее операционная система самая популярная в этой стране (и там больше всего ее пиратских копий); правительственные органы запрещали использование Windows 8; а в прошлом году власти провели серию обысков в офисах компании. Но огромная привлекательность самого большого в мире рынка заглушила те опасения, которые были у Microsoft и других фирм в отношении Китая. Кук из Apple полагает, что эта страна станет самым крупным покупателем его продуктов, хотя государственные средства массовой информации периодически проводят кампании критики в адрес его фирмы и рекламируют местных конкурентов.

В Вашингтоне Си, Обама и их дипломаты подчеркнули положительные результаты встречи в верхах, а также высоко оценили решение Китая начать в 2017 году общенациональную кампанию по ограничению выбросов и торговле квотами, и выделить 3,1 миллиарда долларов на борьбу других стран с изменениями климата. Касаясь вопроса о киберкражах и воровстве коммерческих секретов, они договорились о том, что их правительства не будут шпионить за компаниями друг друга. Обама сказал репортерам: «Теперь вопрос стоит так: последуют ли за словами дела?» Пройдет несколько месяцев, прежде чем независимые эксперты смогут оценить масштабы хакерских взломов и определить, изменилось ли что-то в этой сфере. (Эксперты встретили эту новость настороженно.)

Между Обамой и Си сохраняются разногласия по самому спорному вопросу взаимоотношений, каким является строительство островов в Южно-Китайском море. Китайские строительные проекты «не направлены против и не влияют ни на одну страну, и Китай не намерен идти курсом милитаризации», — сказал Си, давая пресс-конференцию в Белом доме. Но похоже, что в этом вопросе Китай и США будут и дальше двигаться к конфронтации.

Конфиденциальные переговоры Си с американцами были порой напряженными, но политические и экономические лидеры США старательно демонстрировали показное уважение к Китаю, чего Си больше всего хотел от этого визита. И хотя визит Си Цзиньпина затмило прибытие папы римского, а также новость о намерении спикера палаты представителей Джона Бейнера (John Boehner) уйти в отставку, наблюдающие за КНР люди увидели в этом визите только парад почестей: 21 залп салюта, очередь к руке Си из глав компаний, благодарные аплодисменты в ООН, цветы и вечерние платья на государственном обеде.

Ровно год назад Пекин подвергся критике за то, что разрешил использовать слезоточивый газ и полицию для подавления ненасильственных протестов в Гонконге. Но спустя год это событие, а также проблемы с правами человека, которые оно отражает, во время визита Си не получили особого внимания в СМИ. В отеле в нескольких кварталах от Белого дома остановились три лидера гонконгских протестов — Джошуа Вонг (Joshua Wong), Бенни Тай (Benny Tai) и Мартин Ли (Martin Lee), которых в Вашингтон пригласила неправительственная организация Freedom House. Они встречались с американскими представителями, но 77-летний активист и бывший законодатель Ли, приезжающий в Вашингтон с 1980 года, высказал мысль о том, что американцы забывают, почему они вообще отдают предпочтение дружбе — чтобы включить Китай в международную систему, а не для смены существующего там строя. «Дружба хороша при ухаживании, если она ведет к браку. Дружба не имеет смысла, если нет намерения жениться», — сказал мне Ли.

18-летний Джошуа Вонг впервые оказался в Вашингтоне. Он должен вернуться в Гонконг в октябре, чтобы предстать перед судом за участие в протестах. Ему грозит до пяти лет тюремного заключения. Он сказал мне: «С учетом того, что влияние Китая усиливается, права человека в этой стране становятся большой проблемой для мира». Недавно он побывал в Лос-Анджелесе. В следующем месяце он перед судом поедет в Лондон. Вонг заявил: «Мы надеемся, что о нашем пребывании здесь узнает больше людей».