Первостепенная задача для США и Европы состоит сегодня в том, чтобы расшифровать истинные намерения Владимира Путина на Ближнем Востоке, считает франко-американский аналитик Максим Лариве (Maxime Larivé) с факультета международных исследований Университета Майами. Без этого, по его словам, разрешение конфликта невозможно.

Globo: Что Вы думаете по поводу разногласий, существующих между США и Россией по вопросу сохранения Асада у власти?


Максим Лариве: Россия поддерживает режим Асада уже давно. А теперь видит в конфликте один из способов взяться за ослабление экстремистских группировок, которые действуют в том числе на ее собственной территории, например, в Чечне, и могут установить или уже имеют связи с ИГ. Путин загнал Россию в угол присоединением Крыма. Теперь он возвращает страну в основную игру. Что касается США, президент Обама со времен своего избрания находится под сильным давлением, вынуждаемый возвращать вооруженные силы из конфликтов на Ближнем Востоке, по причине войн в Ираке и Афганистане. И внутри страны было бы весьма трудно встать на защиту кровожадного диктатора.

— Можно ли доверять намерениям России?

— Трудно четко понять, чего Владимир Путин стремится достичь на глобальной шахматной доске. Недавно появились сообщения о том, что русские помогают сирийцам уничтожать не объекты ИГ, но противников режима. У Москвы очень большое влияние в регионе, и Путин об этом не забывает, когда планирует свои действия в Сирии. Он не хочет потерять эту силу.

— США и Европа теперь расплачиваются за то, что столь долгое время дистанцировались от сирийского конфликта?


— И да, и нет. Мы должны разобраться в начале «арабской весны», которая неожиданно вспыхнула в нескольких странах, что немного напоминало крах Советского Союза. После падения египетского правительства, возросло число протестов в Сирии, и правительство США применило значительные усилия, чтобы прекратить использование химического газа против повстанцев. Палата общин в Великобритании проголосовала против отправки британских войск, а администрация Обамы связала себя обещанием больше не вступать в войны в регионе. Какое-то время единственной западной страной, проявлявшей активность, была Франция, честно пытавшаяся отлучить Асада от власти, но безуспешно. После войн в Ираке и Афганистане общественное мнение очень чувствительно к военной интервенции.

— Каковы дальнейшие шаги?


— Нужно посмотреть, какими будут успехи России в новой атаке ИГ. Это может укрепить ее позиции. Китай колеблется в отношении своей поддержки Асада, и это также может изменить игру. Но один из факторов, который будет оказывать значительное давление, есть кризис беженцев, поставивший сирийскую проблему в самый центр Европы. Все это повлияет на диалог между США и Россией, в настоящее время эффективно восстановленный.