Зал популярного стокгольмского музыкального клуба Debaser был переполнен в минувший вторник, когда там проходил концерт Андрея Макаревича совместно с группой джазовых музыкантов под управлением Евгения Борца. Очередь на вход растянулась на несколько сотен метров. Протесты против гражданской позиции Андрея Вадимовича, о которых много говорилось накануне, не состоялись, во всяком случае, протестующих видно не было.

А концерт, по мнению многих собравшихся, был хотя и не совсем привычным для знающих творчество «Машины времени», но очень интересным и с массой позитивных эмоций. Накануне концерта, Андрей Макаревич любезно согласился побеседовать с корреспондентом Радио Швеция:

— Как вам в Стокгольме?

— Пока замечательно. Погода чудесная, город чудесный, народу полно, сцена хорошая, аппарат нормальный. Чего еще?

— То есть ощущения добрые?

— Ощущение предконцертное.

— Вы со Швецией как-то связаны?

— Я здесь был во время круиза. Помню, плыли по шхерам невероятной красоты. И Стокгольм я помню. Это было довольно давно — лет 15 назад.

— Как дайвера вас Швеция не привлекала.

— Я не очень люблю холодные воды. Здесь есть интересная археология, но последние годы у меня слишком много времени музыка отнимает. Так что не так часто, как раньше, позволяю себе какие-то подводные экспедиции.

— Как вам шведская музыка?

— Я с ней не знаком. «АББУ» мы с вами обсуждать не будем. Ее любит все  человечество. За ее пределами: я слышал что-то вроде современного джаза, который играют молодые шведские  ребята. Это интересно. Но я, в силу своего возраста, больше люблю джаз традиционный, более «теплый».  Не могу обсуждать то, с чем я мало знаком. Думаю, что шведы тоже не сильно знают нашу музыку.

— Мы пытались понять, сколько именно шведов пришло на ваш концерт.

— Думаю, что не много.

— Что вы сегодня играть будете для этой публики? Она какая-то особенная для вас?

— Сегодня — премьера. У этого состава, который мы назвали «Your 5», сегодня первое выступление. Вообще, это довольно нагло придумать новый проект и дать первый концерт не где-нибудь на Родине, а вот так вот в Стокгольме сразу.  Это ко многому нас обязывает. Мы будем играть  мои песни разных лет, большей частью не самые известные. Но те песни, которые. Как нам показалось, предполагают несколько иное музыкальное прочтение.

— Это экспериментальная музыка?

 — Все что я делаю, это экспериментально. Хотя я в этом не вижу большого эксперимента. Когда 15 лет назад мы сделали оркестр креольского танго, который играл мои песни в свинговой манере, все говорили, что я с ума сошел и надо играть рок.  А сейчас я вижу, что джаз значительно популярнее рока и джазовые клубы более заполнены посетителями, чем блюзовые и рок-н-рольные.  Получается, что ко мне это пришло чуть-чуть раньше, чем ко всем остальным. Я эту музыку любил с детства, просто не играл ее. Но это не значит, что я ее не знал.  Теперь вот руки дошли, скажем так.

— Я знаю, что вы не любите про политику….

— Не люблю…

— Но тут толпа собиралась протестовать.. Как вы к таким людям относитесь?

— Да никак. Неинтересно мне. Поехали дальше…

(Публикуется с небольшими сокращениями).