Критика российских авиаударов в Сирии со стороны США (а также их британских и французских союзников) звучит по меньшей мере удивительно, причем, как по форме, так и по содержанию.

Что касается формы, разве россияне занимаются в Сирии не точно тем, чем американцы в Афганистане? 2 октября истребители-бомбардировщики F-15 ВВС США нанесли удары по городу Кундуз (находится на севере Афганистана по дороге в Таджикистан), чтобы оказать содействие национальной армии на фоне нескончаемых нападений талибов. При этом в качестве «сопутствующего ущерба» американцы разбомбили госпиталь «Врачей без границ», в результате чего погибли более десяти сотрудников французской организации.

С декабря 2001 года американцы играют роль стратегических союзников прозападного центрального правительства страны, которое пришло на смену исламскому эмирату муллы Омара. Тот вызвал их недовольство тем, что разместил на своей территории тренировочные лагеря «Аль-Каиды». 14 лет спустя после начала войны в Афганистане американцы все еще борются там против талибов. Год назад они вывели основную часть наземных сил, однако продолжают поддерживать Кабул, чтобы не дать столице попасть в руки пуштунских мракобесов и союзников «Аль-Каиды», которые к тому же получают логистическую помощь от пакистанской разведки.

Москва же развернула военно-политическое сотрудничество со светским сирийским государством еще в 1960-х годах. Сегодня эту страну может захлестнуть исламистская волна, которую финансируют Турция и Катар. Америка решила, что Кабул не должен угодить в руки талибов, а Россия точно так же считает, что Дамаск, где в свое время апостол Павел был обращен в христианскую веру, необходимо защитить от «Аль-Каиды». Удивительно, что американский Госдеп в упор не замечает столь очевидные параллели.

Когда осенью 2001 года Америка развернула свою масштабную «войну с терроризмом», она обратилась за логистической поддержкой к Кремлю. И Владимир Путин незамедлительно ее предоставил. Почему же сейчас Запад отказывается рассматривать его предложение об антиисламистской коалиции в Сирии? Мы что, впали в ступор при виде ваххабитской идеологии? Или же нас купили арабские нефтяные монархии?

Что касается сути претензий, Запад недоволен тем, что Россия не ограничивается ударами лишь по одному Исламскому государству (которое, кстати, вновь напомнило о себе 4 октября, взорвав триумфальную арку в Пальмире, часть всемирного наследия ЮНЕСКО). Да, Москва действительно сосредоточила большую часть ударов на отрядах «Армии завоевания», которая представляет собой вторую серьезную военную силу в сирийском восстании. Эта исламистская коалиция была сформирована 24 марта 2015 года, а 28 марта захватила стратегически важный город Илдлиб.

«Армия завоевания» получает логистическую поддержку от Турции и создает серьезную угрозу для столицы. Две главных ее составляющих — это «Джабхат ан-Нусра» и «Ахрар аш-Шам». Первая в конце 2013 года присягнула на верность «Аль-Каиде». Вторая представляет собой обычное салафитское движение. Обе группы заявили о том, что после взятия Дамаска собираются немедленно ввести законы шариата. Партия «Баас» уже оставила горожан без политического выбора. Так, хотим ли мы лишить их еще и свободы веры?

Быть может, Запад опасается, что российская армия разбомбит его «умеренных» друзей из «Сирийской свободной армии»? Увы, но по факту это лишь призрак. В истории затянувшейся уже на четыре года сирийской гражданской войны эта группа играла определенную роль в информационном пространстве, но ровным счетом ничего не значила в военном. Не стоит повторять ошибку 1975 года, когда мы позволили Пномпеню (пусть там и утвердился авторитарный и коррумпированный режим генерала Лон Нола) попасть в руки «красных кхмеров». Если «Аль-Каида» захватит Дамаск, это будет означать незамедлительную расправу над всеми алавитами (за «отступничество») и, в лучшем случае, выдворение христиан в соседний Ливан.

Находящемуся у власти с 2000 года Башару Асаду не удалось объединить страну? Безусловно. Но это не повод для того, чтобы распахнуть врата Дамаска перед ордами исламистских варваров.