На страничке в Facebook Катрин Геринг-Эккардт (Katrin Goering-Eckardt) с начала сентября размещена фотография девочки примерно пяти лет, которая высовывает голову из вагона поезда и смотрит на потенциального зрителя своими большими глазами«. «#Беженцы на пути из Гевгелии на сербской границе», — говорится в сопроводительном тексте.

Эта фотография сразу бросается в глаза, и вместе с приветствием «Добро пожаловать, беженцы» (Refugees Welcome) она находится также на заглавной странице в Facebook этой женщины-политика. Такие фотографии мы называем трогательными. У кого сердце не из камня, тому сразу хочется взять на руки этого ребенка и отнести его в надежное место.

Газета Frankfurter Allgemeine Zeitung тоже опубликовала на прошлой неделе фотографию беженцев. Она была сделана в Берлине, и в тот день этот снимок был напечатан на ее первой полосе. На нем можно видеть вновь прибывших людей, которые ожидают регистрации в качестве кандидатов на получение убежища. Один коллега в телефонном разговоре спросил меня — не заметил ли я, что эта фотография отличается от многих других фотографий беженцев? И он был прав: на ней не было ни детей, ни женщин. Там можно было увидеть лишь мужчин, которые, опершись на белое ограждение, коротали время.

Пока кризис не затронул центры городов


Нельзя считать малозначимым то, какие фотографии всплывают у нас в голове, когда мы говорим о беженцах. Те люди, которые, как и Катрин Геринг-Эккардт, прежде всего видят нуждающихся в защите детей, назовут извергом любого, кто будет рассуждать о границах способности принимать беженцев. Что касается реальной ситуации в области миграции, то факты, к сожалению, свидетельствуют против председателя фракции «Зеленых» и в пользу газеты Frankfurter Allgemeine Zeitung. Около 70% из числа беженцев — это приезжающие в одиночку молодые мужчины.

Пока кризис еще не затронул центры городов, где с удовольствием проживают люди, задающие тон в дебатах по поводу беженцев. А тому, что кто посещает торговые центры в Гамбурге или в Мюнхене, не придет в голову идея о том, что во многих муниципальных образованиях уже не знают, как им справиться с возникшими проблемами. Однако подобная ситуация блаженного соседства может быстро измениться. Социолог Арним Нассехи (Armin Nassehi), который, кстати говоря, является сторонником большего притока иммигрантов, говорит о «маскулинизации» общественного пространства, к которому заблаговременно следует подготовиться.

Мигранты пролезают под забором из колючей проволоки и попадают на территорию Венгрии


Мы увидим, как будет реагировать просвещенная Германия, когда эта новая праздная публика достигнет центра крупных городов. В сообществе #Aufschrei-Welt, где один только слишком агрессивный взгляд на женский зад или на грудь рассматривается как сексуальное злоупотребление, слово «мускулинизация» не предвещает ничего хорошего. Возможно, в зеленых кварталах городов отношение к беженцам заметно охладеет, когда выяснится, что они не владеет этикетом в общении между полами. К парадоксам иммиграции относится и то, что чужие для левых и правых желательны, как правило, только до тех пор, пока их чуждость не очень сильно проявляется.

Будут конфликты, сказала мимоходом Геринг-Эккардт во время дебатов по поводу беженцев в Бундестаге. Но знает ли она, о чем говорит? Те молодые люди, которых добрались до Германии, испытывают колоссальное давление. Там, откуда они приехали, семьи ждут, что они смогут чего-то добиться на чужбине. Федеративная Республика сегодня в арабском мире считается землей обетованной, и тех, у кого здесь ничего не получится, будут считать не совсем нормальными. А как отреагируют иммигранты, когда они поймут, что их образование недостаточно для того, чтобы здесь закрепиться? Что здесь нет жилья, на которое многие напрасно рассчитывают, а в долгосрочной перспективе можно надеяться лишь на койку во временном приюте?

Иммиграция — вопрос количественный

Иммиграция — это всегда количественный вопрос, и не только потому, что для приема иммигрантов нужны жилые помещения и обслуживающий персонал. Успешность интеграции зависит, прежде всего, от количества тех, кто приезжает, поскольку именно количество решает вопрос о том, потребуется ли им вообще адаптация. Тот, кто будет рассчитывать на то, что на чужбине он встретит достаточное количество своих соотечественников, три раза подумает о том, нужно ли ему вообще прилагать усилия для изучения языка и обычаев страны пребывания.

Германия в прошлом справедливо гордилась тем, что она вновь стала в какой-то мере родиной для многих евреев. Поэтому мы внимательно должны отнестись к тому, что наши еврейские сограждане значительно более скептично относятся к немецкому идеализму по поводу беженцев, чем профессиональные оптимисты. Еще совсем недавно молодые арабы скандировали у Бранденбургских ворот лозунг «Евреев — в газовые камеры» (Juden ins Gas). А те люди, которые сегодня во время ток-шоу произносят высокопарные слова, возможно, уже все забыли, но этого, определенно, не забыли те люди, которые имелись в виду в этих оскорбительных песнопениях.

На встрече федерального канцлера с представителями различных союзов и региональных сообществ президент Центрального еврейского совета Йозеф Шустер (Josef Schuster) указал на существующие опасения в еврейских общинах по поводу того, что «арабский антисемитизм» в Германии будет расти. После этого возникла «неловкая тишина», как об этом было написано.
Федеральный канцлер, как сообщают, что-то себе записала, а затем сказала: «Мы должны будем этим заняться». Возможно, ей придется быстрее вспомнить о своих словах, чем ей того бы хотелось.