Военные действия России в Сирии коренным образом меняют характер идущей там гражданской войны, вновь поднимая с колен президента Башара аль-Асада и осложняя планы администрации Обамы по расширению воздушных операций против «Исламского государства».

Пока администрация не идет на попятный в своей двусторонней стратегии: она продолжает наносить авиаудары по ИГИЛ и оказывает значительную помощь тем, кто воюет против него, а также настаивает на переговорах, способных положить конец идущей гражданской войне в Сирии.

Высокопоставленные представители администрации признают, что Россия уже добилась определенных тактических успехов в этой гражданской войне, хотя и настаивают на том, что президенту Владимиру Путину в итоге придется заплатить за стратегические просчеты, которые, по их мнению, подрывают его и без того слабую репутацию в мире, а также способствуют распространению боевиков.

Если цель Путина в том, чтобы привлечь к себе внимание, сказал один высокопоставленный представитель, «то это был блестящий шаг. Если цель заключалась в прекращении боевых действий в Сирии, то это, на наш взгляд, была стратегическая ошибка». В то же время, заявил этот представитель, «на Россию сейчас смотрят как на анти-суннитскую страну, и она навлекает на себя гнев экстремистских группировок», в том числе, «Исламского государства».

Но другие представители администрации, а также многие посторонние эксперты все чаще выражают обеспокоенность, говоря о том, что если президент Обама не предпримет решительные действия, такие, как возвращение под контроль коалиции воздушного пространства в небе над северо-западной Сирией и турецкой границей, где уже действуют российские боевые самолеты, то пострадают Соединенные Штаты. Будет нанесен серьезный ущерб репутации Америки, а также ее внешнеполитическим и контртеррористическим целям.

Путин сказал, что не намерен проводить в Сирии наземные операции, а высокопоставленные официальные лица из администрации заявили в среду, что не видят никаких признаков присутствия в этой стране сухопутных боевых подразделений. Но у русских там развернуты самые современные электронные средства, и часть из них предназначена для организации помех бортовому радиоэлектронному оборудованию. Кроме российских и правительственных сирийских самолетов, в небе над Сирией летают только самолеты коалиции, воюющей с «Исламским государством» под руководством США.

Сегодня внутри администрации ведутся в основном те же самые разговоры, которые на протяжении четырех лет не дают ей осуществить серьезное вмешательство в сирийскую гражданскую войну. С одной стороны, вступление России в эту войну укрепило побеждающую аргументацию о том, что США должны избегать прямого участия в очередном ближневосточном конфликте, направляя свои силы и средства на противодействие таким группировкам, как «Исламское государство», которое представляет непосредственную угрозу национальной безопасности Америки.

С другой стороны, звучат доводы о том, что для США не имеет никакого стратегического смысла уступать России контроль над ситуацией: если Москве удастся удержать Асада у власти, то вызванные сирийской войной и военной экспансией проблемы на Западе только усилятся.

«Путинская стратегия состоит в следующем: вы принимаете наши условия относительно Асада, а затем мы делаем шаг назад и даем вам возможность решать свои проблемы в Сирии, — сказал эксперт по России Игорь Сутягин, работающий в Лондоне в НИИ оборонных исследований вооруженных сил. — А если нет, мы создаем полную неразбериху. Наплыв беженцев в Европу увеличится, и жить вам станет намного труднее».

Администрация заявляет, что остановить гражданскую войну можно только путем переговоров, и что пока Асад не уйдет, никакого решения быть не может. До середины прошлого месяца оппозиция, представленная самыми разными группировками, начиная с обученных ЦРУ повстанцев и кончая не принадлежащими к ИГИЛ экстремистами, одерживала верх над сирийской армией, захватывая территории в провинциях Идлиб и Алеппо на северо-западе Сирии, а также на южном фронте возле иорданской границы.

«У Сирии есть только одно приемлемое и жизнеспособное будущее, в котором умеренные элементы объединятся, а остатки режима Асада будут выдавлены, — сказал в среду представитель американской разведки. — Но Россия своими действиями ставит такое будущее под угрозу».

ООН и другие игроки начали недавно работу по подготовке новых переговоров, которые на первом этапе предусматривают локальное прекращение огня. Но эти усилия уже начали разваливаться под напором российских бомбардировок, которые наверняка внесли коррективы в расчеты Асада. Кое-кто считает, что цель Кремля состоит в том, чтобы поддержать усилия Асада по сохранению контроля над остатками сирийского государства в западных районах, которые удалены от зоны господства «Исламского государства». Такая цель также поможет России сохранить свой плацдарм на Ближнем Востоке.

«Если еще неделю-две назад существовала возможность переговоров, то сейчас мы определенно оказались в совершенно ином положении, — заявил один международный представитель, давно уже участвующий в этой работе. — Теперь нас полностью выбили из седла».

Этот представитель добавил, что перемирие с Ираном и «Хезболлой», заключенное в целях оказания помощи и эвакуации гражданского населения из Забадани, находящегося к западу от Дамаска вблизи ливанской границы, сейчас полностью сорвано «из-за российских действий». Хотя сотрудники ООН сообщили России координаты и свои планы, намереваясь в субботу отправиться в этот район, российская авиация бомбила его трижды. Об этом сказал международный представитель, пожелавший остаться неизвестным в связи с тем, что сообщил информацию для внутреннего пользования.

Россия заявляет, что ее цель это удары по «Исламскому государству». Но подавляющее большинство ее целей находятся в районах на западе Сирии, которые контролируются оппозицией. Похоже, что это попытка создать войскам Асада условия для возврата отданной повстанцам территории и районов, за которые никогда не велись боевые действия. Данная стратегия очень похожа на действия администрации против ИГИЛ в Сирии и Ираке, в рамках которых авиация ослабляет силы боевиков, а местные группировки идут вперед и захватывают территорию.

Армия Асада, которую Россия и Иран обеспечивают материально-техническими средствами и данными разведки, а Иран и «Хезболла» боевиками, имеет неплохие шансы перехватить инициативу у сирийских повстанцев, многие из которых опасаются, что Соединенные Штаты бросят их на произвол судьбы.

«Наращивание российского участия в сирийском конфликте может привести к еще большему исходу гражданского населения и еще больше затруднит доставку жизненно важной гуманитарной помощи», — отметила в среду в своем заявлении организация Mercy Corps.

«Люди все больше перемещаются в сторону турецкой границы, чтобы пересечь ее, если ситуация серьезно ухудшится», — сказал вице-президент этой организации помощи Майкл Бауэрс (Michael Bowers).

Альтернативный кошмарный сценарий уже начал разыгрываться, поскольку вооруженные ЦРУ повстанцы вступили в борьбу с сирийскими войсками, которые выдвигаются в разбомбленные русскими районы. Это как раз и есть элемент той «опосредованной войны» между США и Россией, которую Обама пообещал предотвратить.

Поскольку силы повстанцев перемещаются все дальше на юг в провинциях Идлиб и Хама, ИГИЛ может укрепить свои позиции в северо-западном регионе вдоль турецкой границы к северу от Алеппо, который является вторым по величине городом в Сирии.

Соединенные Штаты и Турция ведут разговор о том, чтобы превратить этот регион в охраняемую территорию, где смогут проводить перегруппировку повстанцы и собираться беженцы. На прошлой неделе Обама утвердил «профилирующие операции», предусматривающие авиаудары в целях подготовки к наращиванию авиационной кампании против ИГИЛ силами США и коалиции, чьи самолеты будут действовать с баз в Турции.

Однако действия русских в этом районе могут осложнить данные планы и подтолкнуть администрацию к принятию решения о конфронтации с Москвой, которое она пока не хочет принимать. Турция и НАТО уже выступили с предостережениями в адрес России после того, как она по меньшей мере дважды нарушила турецкое воздушное пространство.

«Они посылают самолеты и сигналы Турции и НАТО», — сказал Сутягин, когда-то работавший экспертом по военной политике в российском правительстве. Суть этих сигналов, отмечает он, сводится к следующему: «Этот район, где вы хотите создать зоны безопасности, небезопасен, потому что мы там действуем, мы проникаем в ваше воздушное пространство, и могут возникнуть столкновения».

Свой материал для статьи предоставили Грег Миллер (Greg Miller) и Томас Гиббонс-Нефф (Thomas Gibbons-Neff).