«Чего хочет Путин?» — задается вопросом France Inter во вторник утром, пригласив уважаемого преподавателя Института политических исследований. Другой вариант вопроса: какую игру ведет Путин?

При такой формулировке (как оно все обычно и бывает) возникает мысль, что в российской политике есть какие-то скрытые цели. А президент России не довольствуется достижением поставленных задач, «играя» с наивностью и неведением партнеров.

Путин и «плохиши»

От Сирии до Украины, от Сноудена до гомофобии, по всем вопросам и на всех континентах Путин без конца ведет какую-то игру. При этом он наверняка испытывает возбуждение, то нездоровое возбуждение игрока, которое он скрывает так же тщательно, как и свои цели. А, как известно, от профессионального игрока до шулера всего один шаг. Какие карты припрятаны у него в рукаве?

Стоит отметить, что только Путин и еще несколько мировых «плохишей» (в понедельник на радио задались вопросом «Какую игру ведет Эрдоган?») «играют» с мировым общественным мнением. Западные СМИ еще ни разу не спросили себя: «Чего хочет Обама? Какую игру ведет Обама? Какую игру ведет Меркель? Какую игру ведут Олланд и Вальс?»

Ведь, само собой разумеется, любые цели дипломатии и армии западных демократий всегда ясны, прозрачны и в подробностях изложены СМИ и национальным парламентам.

Последним примером западной прозрачности стала оплошность Вальса и Ле Дриана по поводу французских исламистов, по которым могли нанести удар французские ВВС, о чем писал Le Monde. После того, как «французский правительственный источник на полях визита Манюэля Вальса в Иорданию» (читайте: сам Вальс в неофициальной беседе с журналистами) подтвердил, что в ночь с 8 на 9 октября исламисты, в том числе, вероятно, и французы, стали целью бомбардировок французских ВВС в Сирии, Ле Дриану пришлось в срочном порядке включать задний ход.

Какую игру ведет Олланд?

Le Monde:

«Франция нанесла удар по лагерю, в котором, как нам известно, находились иностранные боевики, в том числе, вероятно, граждане Франции и франкоговорящих стран, обучавшиеся там подготовке терактов в Европе и Франции, — метили в Министерстве обороны. — Мы, разумеется, не можем назвать точные результаты ударов или число французских граждан. Единственное, что нам известно, это то, что мы уничтожили лагерь».

Произошедшее поднимает целый ряд вопросов. Наши ВВС намеренно выбрали целью французских исламистов? Французские спецслужбы специально устанавливали их местоположение? Удары по французским исламистам — одна из основных задач наших операций? Если да, то не представляет ли это определенные юридические сложности? Простые вопросы.

Если бы Олланд был Путиным, французские СМИ сразу же начали бы рассуждать о том, какую игру он ведет. Но Олланд — это Олланд, и подобный вопрос не поднимается. Никем и никогда.