Приложив к уху мобильный телефон, Абу Шади хмурит брови, выдавливает из себя улыбку, а затем сжимает губы в исполненной сомнений мине. Он повторяет находящемуся на фронте у Хомса собеседнику, казалось бы, невероятные сведения: «Самолеты арабской коалиции разбомбили укрепления у Маллука и другие позиции режима. Тот потерял множество людей и техники!» Бывшему капитану сирийской армии очень хочется верить в эту неожиданную новость, которую принес ему один из солдат с поля боя. Однако чуть позже, 15 октября становится известно, что это российские ВВС по ошибке нанесли удар по армии Башара Асада, которая ведет борьбу с мятежниками.

Произошедшее многое говорит не только об ошибках российской авиации и безумных надеждах сирийской оппозиции, но и новом витке конфронтации двух главных действующих лиц сирийского конфликта. Российские удары нацелены, главным образом, на неисламистские отряды и повстанческие зоны. В этой связи они воспринимаются как стремление уничтожить любую военную или политическую альтернативу режиму Башара Асада.   

Обещанная поддержка

Сирийские оппозиционеры подсчитывают российские удары и сравнивают их цели. «С первого дня, то есть 30 сентября, мы насчитали 57 рейдов, всего лишь два из которых были нацелены на зоны ИГ, — рассказывает Закария Малахефджи. — Все остальные пришлись по революционерам или мирному населению. Так продолжается уже две недели. Хама, Хомс, Латакия, Идлиб, Алеппо… Разве там есть ИГ?» Этот уроженец Алеппо, который сейчас работает в политбюро Сирийской свободной армии, особенно обеспокоен положением дел в Алеппо: «Силы режима и иранцы с одной стороны и ИГ с другой берут нас в клещи».

В подтверждение своих слов он показывает расклад на карте на экране смартфона. Из Газиантепа он поддерживает связь с бойцами, а также политиками и дипломатами Турции, арабских и западных стран: «Нам обещали поддержку, кто-то даже сделал несколько шагов, но ничего существенного мы так и не увидели». Защитники Алеппо действительно получили противотанковые ракеты, но этого слишком мало по сравнению с брошенными в наступление силами. «Пока российские бомбардировщики и вертолеты режима ведут огонь с воздуха, иранцы и сирийская армия разворачивают атаку на земле», — рассказывает по интернету один молодой активист. По его словам, «десятки тысяч жителей пытаются бежать, но не знают, куда им податься. На севере турецкая граница закрыта. На юге бушуют бои. Остаются только восток и юго-восток, которые контролирует ИГ. Для мирного населения это единственный выход. Какая ирония: территория Исламского государства становится лучшим прибежищем для населения!»

Одним из последствий объявленной Россией войны с терроризмом стал тот факт, что она толкает сирийцев в объятья экстремистов. Как опасаются оппозиционеры, при виде жестокости наступления поддержанного союзниками режима «люди предпочтут ИГ, в ряды которого вольются новые бойцы». За последние дни в ряды исламистов действительно влились новые люди и небольшие отряды, но эта тенденция пока что все равно остается весьма незначительной. «Как ни парадоксально, но российское вмешательство реабилитировало Свободную сирийскую армию своими ударами по ней», — говорит активист из Дайр-эз-Заура Ахмад, который сейчас занимается в Газиантепе наблюдением за действиями и бесчинствами ИГ.

Если верить европейским дипломатам в Турции, упорство сирийской оппозиции на фоне наступления сирийской армии (при активной поддержке российской авиации на фронтах у Хомса, Хамы и Латакии) удивило россиян. В ходе развернувшихся во второй неделе октября боев на севере Хамы мятежники уничтожили полусотню танков и полтора десятка бронемашин регулярной армии, потери в рядах которой составили 400 человек. Этот подвиг стал возможным благодаря управляемым противотанковым ракетам Tow американского производства, которые в просчитанные моменты поставляются США старательно отобранным подразделениям ССА. Это высокоэффективное оружие в значительной мере способствовало завоеванию территорий в районе Идлиба этой весной. У ракетчиков даже появился свой легендарный герой Сухаил Абу аль-Тоу, который стал настоящим мастером в обращении с этим оружием. Он успешно воевал на фронтах в Идлибе, Алеппо и Латакии и записал на свой счет 56 целей, в том числе два стоявших на земле самолета в аэропорту Алеппо.  

Учитывая то, какую военную машину запустили россияне, иранцы и прочие поддерживающие режим силы, каждый нанесенный силами ССА удар по живой силе и технике врага, даже самый скромный успех, поднимает боевой дух. Тот колеблется день ото дня, от одного региона к другому по мере разворачивающихся там тяжелых боев, которые в некоторых случаях ведутся за территорию всего в несколько километров.

Справедливое дело

На севере Латакии сопровождающий прибрежную бригаду №1 ССА молодой репортер рассказывает на своей странице в Facebook обо всех подробностях боев. «Танк горит после попадания ракеты Tow м прекрасное зрелище!» — писал он 16 октября. Три дня спустя он оплакивал полусотню погибших (большинство из них — мирные жители) в пострадавшей от российских ударов бедной деревне. Он говорил о панике медиков и спасателей, которые вытаскивали из-под завалов тела мертвых и раненых. «Мы сильнее, потому что верим в справедливость нашего дела», — прокомментировал ситуацию один из его друзей. Как бы то ни было, неравенство сил делает победы крайне хрупкими. «Когда авиация не видит разницы между боевиками и мирными жителями, когда на головы сыплются бомбы, ничего уже не поделаешь», — рассказывает спасатель из Алеппо.   

Вмешательство России взбодрило сирийскую оппозицию, и соперничавшие в прошлом отряды решили объединить силы. Точечные поставки американского оружия позволяют поддержать сопротивление, но их категорически недостаточно, чтобы изменить ход событий. «Если России в конце концов удастся уничтожить умеренные силы и альтернативу режиму, то исламисты сплотят свои ряды вокруг ИГ, — полагает Ахмад. — В организации насчитывается более 3 тысяч боевиков из Чечни и Кавказа, которые воодушевлены перспективой противостояния с русскими. Именно тогда начнется настоящая война Путина с терроризмом».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.