Массовое прибытие мигрантов меняет расклад в немецкой политике. Пока что ультраправым популистам (в отличие от многих европейских стран), еще ни разу не удавалось закрепиться на национальном уровне: в Германии история действует как мощный ингибитор. Да, «Республиканцы» добились впечатляющих результатов в Западной Германии в 1960-х годах, а Национал-демократической партии регулярно удается провести своих представителей в законодательные собрания бывшей Восточной Германии. Однако христианские демократы всегда были настороже, и им неизменно удавалось не допускать формирования правого политического объединения, которое могло бы пройти в федеральный парламент.   

Традиционно консервативный баварский ХСС играл роль сторожевого пса на правом фланге немецкой политики. Поэтому едва ли случайно его президент Хорст Зеехофер (Horst Seehofer) стал первым и самым громким критиком канцлерин. В любом случае, пока нельзя сказать, что подъем радикальных настроений среди части населения в связи с открытостью Меркель по отношению к мигрантам так уж серьезно воздействует на распределение сил. Но, если верить опросам, небольшая партия «Альтернатива для Германии» (АдГ), которую создали два года назад университетские преподаватели с целью критики евро, расширяет свой электорат.

Ангела Меркель теряет 9 пунктов

На выборах 2013 года АдГ не смогла преодолеть необходимый для прохождения в Бундестаг 5% барьер. Но если бы выборы проходили в прошлое воскресенье, она могла бы набрать 7%, несмотря на расшатывающие ее положение внутренние разногласия. Преподаватели ушли, громко хлопнув дверью, и теперь АдГ набирает сторонников среди последователей движения ПЕГИДА (Патриотические европейцы против исламизации Запада), которое вот уже год устраивает по понедельникам демонстрации в Дрездене. 

Этому небольшому популистскому движению играет на руку и спад популярности ХДС-ХСС: сейчас за христианских демократов готовы проголосовать 36% против 44% несколько недель назад. Этот показатель стал для них антирекордом с 2012 года. Свободная демократическая партия, которая лишилась мест в Бундестаге два года назад, теперь смогла бы вновь пройти в него. Рейтинг канцлерин тоже пострадал: сейчас ей доверяют 54% немцев (многим европейским лидерам остается о таком только мечтать), однако всего за несколько недель она потеряла целых 9 пунктов. Инциденты с беженцами или среди беженцев, а также те трудности, которые испытывают местные власти при взаимодействии с ними, стали причиной такого поворота в общественном мнении.

Как бы то ни было, источник главной опасности кроется в другом. Ведь пусть даже о кардинальном изменении в соотношении политических сил говорить не приходится, за пределами партий наблюдается подъем политического экстремизма. Как пишет специалист по соцсетям и новым технологиям Der Spiegel Саша Лобо (Sacha Lobo), в стране набирает обороты «децентрализованное, агрессивное, террористическое движение, и социальные сети играют в нем решающую роль». За все более частыми нападениями на центры размещения беженцев, добровольцев и представителей местных властей нет четкой организации. Полиция предотвратила несколько пожогов центров для беженцев и предупреждает людей о возможности новых терактов.  

Удар ножом

Больше всего инцидентов происходит на востоке Германии, в бывшей ГДР. Однако самый яркий пример агрессии произошел на западе, в Кельне. Кандидат в мэры Генриетта Рекер (Henriette Reker) получила удар ножом от человека, назвавшего себя членом ультраправого движения. «Я делаю это ради всех вас!» - прокричал он прохожим до того, как нанести удар. Сначала у полиции были сомнения насчет его психического здоровья, однако в конечном итоге его все же признали ответственным за совершенный поступок. По его словам, так он хотел выразить протест против «наплыва беженцев».

Социальные сети заполнили исполненные ненависти вопли об иностранцах, «чужой» культуре и «предателях родины, Меркель сотоварищи», которых рисуют на плакатах активисты ПЕГИДА. Роберт Коалл (Robert Koall) из Дрезденского национального театра следит за ПЕГИДА с самого формирования движения:

«Люди, которые знакомятся в виртуальной среде и разделяют одну точку зрения, становятся социальной группой. Если они собираются вместе на уличной демонстрации, процесс самолегитимизации и формирования самосознания усиливается в связи с этим коллективным фактором».

Эта группа людей никак не организована, у нее нет ни лидера, ни структуры. Их связывает лишь общение в социальных сетях. Все это осложняет борьбу с движением. При этом оно создает плодородную почву для политического течения, которое (помимо словесной агрессии и, в некоторых случаях, преступных действий) могло бы повлиять на политическую жизнь. И резко контрастирует с образом гостеприимной и щедрой Германии, который та постаралась создать себя во время миграционного кризиса.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.