Десять лет назад Роберт Зеллик (Robert Zoellick) — в то время заместитель госсекретаря США — призвал Китай стать «ответственным партнером» («responsible stakeholder»). Ведь китайские лидеры решили, — рассуждал Зеллик, — что их успех зависит от связей с современным миром. На долгие годы мантра об «ответственном партнере» прочно вошла в речи представителей Запада. Визит федерального канцлера — хороший повод для того, чтобы подвести итог — с критическим подходом.

Последние десять лет показывают, что давно пора попрощаться с иллюзиями, связанными с идеей «ответственного партнера». Вместо того чтобы концентрироваться на «ответственном партнерстве» по определению Запада, Китай инвестировал в развитие независимой параллельной международной архитектуры. Элементы такого ориентированного на Китай мультилатерализма четко различимы: Китай является ключевым игроком БРИКС — незападной Большой семерки, в которую также входят Бразилия, Россия, Индия и ЮАР. Страны БРИКС учредили собственный банк развития — Новый банк развития, а также создали пул условных валютных резервов БРИКС как альтернативу Всемирному банку и МВФ. С целью покончить с монополией Запада ведутся переговоры о создании рейтингового агентства БРИКС и альтернативе платежной системе SWIFT. Пока Китай продолжает исполнять свою роль в институтах с преобладанием Запада. И пропагандирует при этом собственные представления, в особенности в том, что касается темы демократии и прав человека.

В чем же оказалась обманчивой идея «ответственного партнера»? За «независимую тропу» Китая ответственность несет, по мнению некоторых наблюдателей, Запад, вернее его нежелание отказаться от традиционной привилегии, например, в отношении разделения голосов в МВФ или права назначать на пост главы Всемирного банка и МВФ американца или европейца. Даже если бы Запад поставил у руля Всемирного банка китайца, Пекин продолжил бы курс на создание параллельной системы институтов. Идея «ответственного партнера» основывается на ложной гипотезе об интересах Китая. Было наивно предполагать, что самоуверенное авторитарное государство когда-либо станет «ответственным партнером» в западном понимании.

Соединенные Штаты и Европа должны выработать новую стратегию. Вера в возможности Запада сорвать амбициозный план Китая по созданию параллельной архитектуры была бы очередной иллюзией. США попытались это сделать, но потерпели сенсационное поражение в случае с Азиатским банком инфраструктурных инвестиций (AIIB); остается надеяться, что они извлекут уроки.

Вместо этого Западу следует принять брошенный Китаем вызов и вступить в соревнование. Он должен инвестировать в легитимность институтов либерального международного порядка. Даже если это не повлияет на действия Китая, важно, чтобы Запад попрощался с давним преимуществом, например, в МВФ и Всемирном банке. Адресатом в данном случае являются и около 150 стран, которые не имеют отношение ни к Западу, ни к БРИКС. Тогда выявится истинная сущность риторики БРИКС о «демократизации» международных отношений: маскарад амбиций, в том числе заманчивая перспектива пользоваться привилегиями, связанными со статусом сверхдержавы. Это подорвет уверенность Китая, который позиционирует себя как адвоката «глобального юга».

«Привилегированное партнерство» выгодно в первую очередь Китаю


Кроме того, Западу следует создавать «тематические альянсы» и таким образом сотрудничать с китайскими параллельными институтами, например, с Азиатским банком инфраструктурных инвестиций, концентрируясь на вопросах, отвечающих интересам Европы и/или Соединенных Штатов. Страны Евросоюза больше не могут рассматривать Китай исключительно как партнера в сфере экономики и торговли. Государства-члены ЕС должны, прежде всего, теснее сотрудничать в том, что касается политики в отношении Китая. В настоящее время не проводится никаких стратегических дискуссий по Китаю. Каждая страна-член ЕС, крупная или небольшая, «наладила» собственное «привилегированное партнерство» с Китаем, а Пекин умело извлекает выгоду.

Наконец, Запад должен запастись стратегическим терпением. Все те, кто рассчитывают на долгосрочный альянс Китая и России, оперируют слабыми аргументами. До сих пор страны БРИКС объединяло возмущение по поводу превосходства Запада. Но это «склеивающее вещество» потеряет силу по мере ослабления доминирующих позиций Запада — и роста могущества Китая в окружающем его пространстве. А затем геополитическая гравитация доведет дело до конца.

 

Торстен Беннер (Thorsten Benner) — директор берлинского Института глобальной общественной политики (GPPI).

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.