Когда Синдзо Абэ встретится на этой неделе в Сеуле с южнокорейским президентом Пак Кын Хе и китайским премьер-министром Ли Кэцяном, он будет представлять руководителя страны, которую очень многие люди во всем мире сегодня сильно недооценивают. Динамика развития этой страны, конечно, будет серьезно ощущаться на этом первом после 2012 года саммите трех северо-восточных азиатских держав.

Тридцать лет тому назад многие допустили противоположную ошибку в оценках перспектив развития Японии. Многие американцы боялись, что Япония обгонит США ‑ после того, как японский доход на душу населения превзошел доход на душу населения Соединенных Штатов Америки; промышленность Японии устанавливала международные стандарты; и в некоторых книгах даже предсказывалась возможность войны с японской ядерной супердержавой. Такие взгляды экстраполировались после впечатляющего послевоенного экономического роста Японии; сегодня же, после более двух десятилетий работы страны в условиях экономических проблем, эти предсказания просто напоминают нам об опасности линейного прогнозирования.

Однако опасность все еще сохраняется. В связи с быстрым развитием Китая и напористостью его коммунистических партийных руководителей, общепринятое мнение считает Японию страной вторичной важности — и это тоже ошибочное мнение.

Несмотря на экономический спад, Япония имеет впечатляющие ресурсы. Это демократия, которая находится в состоянии мира в течение 70 лет со стабильным обществом и высоким уровнем жизни. Ее доход на душу населения - в пять раз выше, чем в Китае, и жители Пекина могут только завидовать стандартам качества воздуха и безопасности товаров в Токио. Экономика Японии остается третьей в мире, подкрепленная разнообразной и современной промышленностью.

Хотя Китай обладает ядерным оружием и имеет намного больше солдат, вооруженные силы Японии лучше оснащены в некоторых областях (и явно имеют технологическую возможность очень быстро разработать ядерное оружие). Кроме того, культура Японии (традиционная и массовая), зарубежная помощь развивающимся странам и поддержка международных организаций являются внушительными источниками методов «мягкой» силы.

Да, перед Японией стоят серьезные демографические проблемы: население, согласно прогнозам, должно сократиться со 127 миллионов сегодня до менее чем 100 миллионов человек в 2050 году. Текущий уровень рождаемости - 1,4 (значительно ниже коэффициента воспроизводства 2,1), и японцы упорно сопротивляются принятию большого числа иммигрантов.

Когда почти три года назад Абэ стал премьер-министром, он торжественно обещал вернуть Японии статус «первоклассной державы», осуществив комплекс мер по стимулированию экономики и усилению обороны страны (за счет нового толкования конституции). Эта программа получила название «Абэномика». И хотя эта программа была быстро принята, парламент страны только недавно утвердил законодательство по обороне — после более чем годичной борьбы.

Многие в Либерально-демократической партии Абэ предпочли бы фундаментальную реформу доктрины обороны Японии, убрав из конституции установленные лимиты на развитие вооруженных сил. Но общественное мнение и Комеито, коалиционный партнер Абэ, не позволили это сделать.

Тем не менее, собеседники Японии на Сеульском саммите, Китай и Южная Корея, чрезвычайно пострадавшие от японской агрессии в прошлом веке, громко протестовали против решения Японии усилить вооруженные силы. Премьер-министры обеих стран с подозрением относятся к Абэ, который усугубил напряженные отношения своей националистической риторикой и посещением в начале своего пребывания в должности премьер-министра спорного святилища Ясукуни в Токио. Действительно, китайский президент Си Цзиньпин возражал против встречи с Абэ - так же, как и Пак Кын Хе, которая впервые встретится с Абэ на Сеульском саммите.

С другой стороны, Абэ улучшил натянутые отношения с США, которые были у Японии при его предшественниках, и президент Барак Обама подтвердил прочность двустороннего союза во время государственного визита Абэ в Белый дом в апреле прошлого года. В соответствии с новыми рекомендациями по обороне, американские и японские вооруженные силы могут планировать и проводить совместные учения более эффективно, и союз между странами находится в лучшем состоянии за последние десятилетия.

Таким образом Абэ имеет успехи в области внешней политики и обороны. Но ситуация на экономическом фронте более разнородна. Инфляция и безработица - низкие, но рост экономики в основном незначителен, и очень немногие эксперты, с которыми я говорил недавно в Токио, ожидают, что он серьезно ускорится.

Первые два компонента (или «стрелы») Абэномики — свободные принципы кредитно-денежной и фискальной политики — помогли восстановить спрос. Но третья «стрела» - структурная реформа - все еще буксует. Со времен успеха на парламентских выборах в прошлом году Абэ говорит о либерализации рынков электроэнергии, улучшении корпоративного управления и о проведении налоговой реформы. Кроме того, он надеется использовать недавно заключенное торговое соглашение о Транс-Тихоокеанском партнерстве, чтобы провести реформу неэффективного аграрного сектора.

Одно серьезное ограничение - трудовые ресурсы. Абэ предложил облегчить условия получения въездных виз для иностранных рабочих; но маловероятна иммиграция в таких масштабах, которые оказали бы серьезное влияние на рост экономики, учитывая однородность и изолированность традиционной культуры Японии. Трудности увеличения иммиграции требуют, чтобы Япония мобилизовала свои неиспользуемые женские трудовые ресурсы.

Но для привлечения неиспользуемых женских трудовых ресурсов необходимо преодолеть огромные культурные препятствия. Абэ часто говорил (включая выступление в Организации Объединенных Наций) о возможностях для женщин и призывал, чтобы женщины составили 30% менеджеров Японии. Но сегодня женщины составляют меньше 10% менеджеров и примерно 1% руководителей высшего звена. Индекс гендерного неравенства, по данным Всемирного экономического форума, дает Японии низкий рейтинг. Правительственные меры - отпуска по семейным обстоятельствам и увеличение числа детских садов и яслей для работающих матерей - могут помочь, но традиционные отношения меняются очень медленно.

Если этот вопрос не будет решен, недостаток трудовых ресурсов приведет к тому, что Япония не сможет использовать свой полный потенциал для развития экономики, и таким образом не сможет достичь максимальных успехов в региональных и глобальных вопросах. Япония - успешное, комфортабельное общество, у которого есть многое, что страна может дать миру. Опасность состоит в том, что это общество настолько комфортабельно, что оно будет обращено к своему внутреннему миру, и традиционные представления сбудутся.