Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на
Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ
Читать inosmi.ru в
Кто руководит американской внешней политикой? Это - не каверзный экзаменационный вопрос, направленный на выявление знаний о принципах разделения власти, заложенных в Конституции США. И не риторический выпад по поводу роли интересов отдельных людей в системе управления страной. Это вопрос, который все настойчивее задают во всем мире: правительства разных стран с удивлением взирают на американскую администрацию, главные приоритеты которой во внешней политике после Ирака, находятся, похоже, в опасном беспорядке.

Кто руководит американской внешней политикой? Это - не каверзный экзаменационный вопрос, направленный на выявление знаний о принципах разделения власти, заложенных в Конституции США. И не риторический выпад по поводу роли интересов отдельных людей в системе управления страной. Это вопрос, который все настойчивее задают во всем мире: правительства разных стран с удивлением взирают на американскую администрацию, главные приоритеты которой во внешней политике после Ирака находятся, похоже, в опасном беспорядке.

Долговременная вражда между Госдепартаментом и Пентагоном, в которой Белый дом посредничал лишь изредка, кажется, лишь активизировалась после падения Багдада. Результат - смесь неразберихи с параличом.

Опубликованная на прошлой неделе ближневосточная «дорожная карта» стала - по крайней мере, на бумаге - одним из самых амбициозных и последовательных усилий США по установлению мира в регионе. Она, однако, появилась на свет без обычных фанфар, которыми раньше сопровождались подобные события, а исподтишка - ее просто выбросили из задней двери пресс-службы Белого дома. Такая скромность отражает продолжающиеся глубокие разногласия по старым вопросам: стоит ли придавать этому плану достаточно значения, чтобы делать его следующей большой целью американской политики в регионе.

В Ираке на фоне растущей озабоченности эффективностью усилий по восстановлению страны, на прошлой неделе стало известно о назначении нового главы гражданской администрации, бывшего дипломата Пола Бремера (Paul Bremer). Но саму эту новость затмили непрекращающиеся споры о значимости самой должности. Министр обороны Доналд Рамсфелд выступил с официальным панегириком Джею Гарнеру (Jay Garner), человеку Пентагона в Ираке, и заявлением о «вредности» самого предположения, будто новый назначенец может хоть в каком-то отношении стать важнее генерала Гарнера.

В отношении Северной Кореи администрация США снова бездействует - после провала в прошлом месяце переговоров в Пекине, показавших глубочайшие разногласия сторон по поводу дальнейших шагов урегулирования кризиса. Рамсфелд хочет усилить давление на Пхеньян; в минувшие выходные он мрачно намекнул, что на возможное применение силы. Дипломаты в Госдепартаменте все еще предпочитают дипломатический путь.

Так все и идет. На поездку в Сирию госсекретаря Колина Пауэлла подбил Пентагон, и он совершил ее на прошлой неделе под неодобрительное ворчание республиканцев о сомнительной целесообразности общения с режимами-изгоями. По всем вопросам - от отношений с Европой до проблем со СПИДом в Африке - в администрации не прекращают кипеть бурные дискуссии.

Разногласия среди мыслящих, амбициозных и могущественных людей не только естественны - они приветствуются. Но должен быть предел тому, насколько эти дебаты можно делать достоянием общества. После решения вопроса с Ираком мир ждал как минимум некоторых более ясных сигналов о дальнейших планах США относительно остального мира. Сейчас кажется, что Ирак был одним из редких моментов ясности в постоянной туманной неопределенности.

Президент Джордж Буш получает хорошие отметки от американского народа за свое руководство. Ара ему начать демонстрировать эту способность своему кабинету.