Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на
Zaxid (Украина): пока свет не погаснет

Zaxid: просчеты украинской власти привели к жесткому дефициту электроэнергии

© Image by Catkin from Pixabay / Перейти в фотобанкЛинии электропередачи
Линии электропередачи
Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ
Читать inosmi.ru в
На Украине имеется достаточно мощностей для производства электроэнергии не только для собственных нужд, но и для экспорта, пишет автор Zaxid. Но из-за стратегических просчетов власти и непрозрачной политики ценообразования страна вынуждена покупать киловатты в Белоруссии. Остается надеяться на теплую зиму.
Почему Украине не хватает электроэнергии?
Искаженная реальность: когда цифры вводят в заблуждение
Статистические данные демонстрируют неплохие показатели работы украинского энергетического сектора. И даже указывают на положительную динамику за первые девять месяцев текущего года. Но это как раз тот редкий случай, когда цифры вводят в заблуждение. Ведь дьявол кроется в деталях.
Министерство энергетики Украины в начале ноября обнародовало информационную справку об основных показателях развития отраслей топливно-энергетического комплекса Украины за первые девять месяцев 2021 года. За этот промежуток времени производство электроэнергии выросло на 6,2%, по сравнению с аналогичным периодом 2020 года. Атомные электростанции увеличили производство киловатт на 9,1%, гидравлические — на 45%. А из альтернативных источников выработано электроэнергии больше чем на 10%. На первый взгляд, замечательная картина.
Но на фоне этой положительной динамики есть одно исключение: тепловая электроэнергетика. ТЭС и ТЭЦ показали отчетливую отрицательную динамику по производству электроэнергии. За первые девять месяцев они сократили объемы на 1,72 миллиарда киловатт-часов, что на 4,9% меньше, чем за соответствующий период 2020 года. Всего тепловая электроэнергетика поставила в украинские сети 33,3 миллиарда киловатт-часов электроэнергии. Хотя по планам правительства должна была бы за этот период сгенерировать 38,4 миллиардов киловатт-часов, то есть больше на 5 миллиардов киловатт-часов(!).
Но падение производства электроэнергии на ТЭС началось не в этом году. Обратимся к статистике за 2020 год. На тепловых электростанциях Украины за первые девять месяцев прошлого года было произведено электроэнергии на 7,15 миллиарда киловатт-часов, или на 17% меньше, чем за соответствующий период 2019 года, что в целом составило 35 миллиардов киловатт-часов. Хотя по плану правительства ТЭС и ТЭЦ должны были выработать 37,0 миллиардов киловатт-часов.
В целом в 2020 году ТЭС и ТЭЦ сгенерировали электроэнергии на 3,4 миллиарда киловатт-часов, или на 6,1% меньше, чем за 2019 год. А что было в 2019-м году? Аналогичная тенденция сокращения объемов генерации электричества на украинских ТЭС и ТЭЦ. Тогда падение составило 3 миллиарда киловатт-часов, или минус 5,1%, по сравнению с 2018 годом.
Уменьшение электрогенерации в области тепловой энергетики началось не сегодня и не вчера. Это длительный процесс. На первый взгляд, все вписывается в стратегический курс по переходу к возобновляемой энергетике. Но в случае недостаточной мощности альтернативных источников электроэнергии может привести к фатальным последствиям для всей энергетической системы страны. Самый высокий уровень угрозы приходится на зимний сезон, когда резко возрастает потребность в электроэнергии в конкретные временные промежутки, а атомные станции ввиду своих технологических особенностей не способны «забросить» в общенациональную сеть дополнительные объемы электричества. В конце 2021 года сложилась ситуация, когда мощностей для покрытия постоянно сокращающихся объемов электроэнергии, вырабатываемой тепловыми электростанциями, оказалось недостаточно. Начался кризис на рынке и лихорадочные поиски киловатт из-за рубежа.
Дефицит угля и стратегии
  1. 1
    Угольный цейтнот: украинцев оставят без света и тепла (Обозреватель)
  2. 2
    Телеграф: население Украины к концу столетия сократится вдвое
Но было бы ошибкой считать, что к кризису привела только ситуация с непродуманным преждевременным уменьшением мощностей ТЭС. В нынешних условиях правительство и само было бы не прочь увеличить производство электроэнергии. Когда появляется угроза отключения электроэнергии, то вопрос о том, из чего она производится, отходит на второй план. Но тепловые станции не могут работать на воздухе или воде. Им нужен энергоресурс. Как правило, это уголь. Если его не хватает, можно использовать газ. Хотя такая роскошь обойдется значительно дороже.
Украина не относится к государствам, которые добывают достаточное количество голубого топлива. Но залежей угля у нас точно хватает. И снова дьявол прячется в цифрах.
С одной стороны, за девять месяцев 2021 года угледобывающие предприятия Украины добыли угля на 3,7% больше, чем за соответствующий период прошлого года. Добыча угля в январе-октябре 2021 года составила 24,1 миллионов тонн, что на 6% превышает плановые показатели. Но не стоит забывать, что в 2019-2020 годах произошло серьезное падение угледобычи. С другой стороны, на складах электростанций запасы угля крайне низкие. И такая ситуация наблюдается весь 2021 год. А значит ресурсов для полноценной работы ТЭС нет.
По состоянию на двадцать второе ноября из двенадцати ТЭС Украины только две имеют минимально гарантированные запасы угля. Из-за отсутствия топлива на двадцать второе ноября не работали двадцать блоков тепловых электростанций и теплоэлектроцентралей общей мощностью 7 гигаватт. Общее количество угля на складах ТЭС по состоянию на эту дату — 360,5 тысяч тонн. Это даже меньше, чем было в январе — в разгар отопительного сезона.
Из-за дефицита горючего тепловая энергетика продуцирует меньше электроэнергии. Большинство блоков ТЭС государственной компании «Центрэнерго» вообще простаивают. Компенсировать нехватку угля лихорадочно пытаются двумя путями — импортом (в том числе из таких далеких стран, как США и Колумбия) и использованием газа. Оба варианта не самые лучшие и не самые дешевые. Но это необходимая плата за отсутствие продуманной государственной политики.
В поисках виновников
Кризисная ситуация в сфере производства электроэнергии — явление не новое. Украина не раз сталкивалась с подобным явлением. И, похоже, не сделала на будущее правильных выводов. Первые признаки нынешнего энергетического кризиса на Украине возникли еще в июле. Тогда из-за дефицита угля началась массовая остановка энергоблоков ТЭС. С тех пор и стартовал очередной поиск виновников кризиса.
Среди основных претендентов на эту роль — компания ДТЭК Рината Ахметова, занимающая монопольное положение на рынке теплоэнергетики. Монополиста подозревают в том, что он искусственно создал дефицит на рынке, злоупотребляя своим положением. Конечная цель — рост цен на электроэнергию.
Однако в ДТЭК не согласились стать козлом отпущения и перешли в контратаку. Мол, низкие цены на рынке электроэнергии на сутки вперед и ручное управление ценообразованием вызвали дефицит оборотных средств для подготовки генерации к отопительному сезону. ДТЭК своего добился: предельные цены на электроэнергию на рынке на сутки вперед и внутрисуточном рынке с начала августа выросли до рекордных 2000 гривен/МВт-ч ночью и 4000 гривен/МВт-ч днем. Но должным образом это не помогло подготовиться к зиме.
Еще в начале октября министр энергетики Герман Галущенко заявил, что производители электроэнергии не придерживаются графиков поставки и накопления угля. За июль-сентябрь отставание составляло один миллион тонн. Чиновник дал понять, что без импортного угля обойтись не удастся. По прогнозу министра энергетики, в течение октября 2021 года по март 2022 года ожидаются расходы угля в пределах 15,3 миллиона тонн. Из них девять миллионов тонн — это уголь украинской добычи. А законтрактованные объемы импорта составляют около четырех миллионов тонн. Однако не факт, что Украина сможет приобрести такие объемы топлива на международных рынках. Ведь в мире наблюдается дефицит энергоносителей.
С началом отопительного сезона на ТЭС, принадлежащих компании ДТЭК, участились случаи аварийного отключения. Однако в компании Рината Ахметова проблему отвергли и обвинили «Укрэнерго» в политическом давлении, и заявили, что работают сверхурочно в условиях искусственно созданного кризиса в сфере государственной генерации электроэнергии.
Почему же угля на тепловых электростанциях не хватает, хотя его добыча в этом году на Украине даже выросла? Здесь не стоит забывать, что Украина может не только импортировать, но и экспортировать собственную электроэнергию. Например, продает электроэнергию в Европу компания ДТЭК, использующая для этого мощности Бурштынской ТЭС. К марту 2021 года цены на электричество в странах ЕС были низкими. Но затем они выросли. И компании Рината Ахметова стали выгодно экспортировать киловатты за границу. Это привело к значительному увеличению объема сжигаемого угля. В марте-августе Бурштынская ТЭС использовала на восемьсот тысяч тонн угля больше, чем за аналогичный период прошлого года. Пока компания занималась экспортом электроэнергии в Европу, вопрос накопления угля на складах отошел на задний план. Когда же спохватились, пришлось решать проблему в авральном режиме. Но время было упущено. В июле на Украине сожгли 1,7 миллиона тонн угля. Этого количества сейчас как раз хватило бы, чтобы чувствовать себя зимой более уверенно. Однако тогда Кабинету Министров, «Центрэнерго» и ДТЭК было не до этого. Каждый занимался своими делами, вместо того чтобы думать на несколько месяцев вперед.
Еще одна проблема — искаженная логистика доставки угля на ТЭС на фоне дефицита вагонов «Укрзализныци». ДТЭК везет уголь из своих шахт, находящихся на востоке Днепропетровской области на Бурштынскую ТЭС на западной Украине. А государственное «Центрэнерго» — из Львовской и Волынской областей в Киевскую (Трипольская ТЭС), Харьковскую (Змиевская ТЭС) и Донецкую (Углегорская ТЭС) области.
Украинская энергетика является полем борьбы и торгов между властью и олигархами, а не прозрачным рынком с четкими правилами игры и акцентом на национальную безопасность. Курс на импорт энергоносителей на фоне сокращения собственной угледобычи и объемов производства на ТЭС не мог не привести к разбалансировке системы. А отсутствие шагов по демонополизации сферы энергетики лишь усугубляло кризис, придав ему хронический характер. Импорт электроэнергии из страны, которая находится под международными санкциями и активно сближается с Кремлем, стал финальным аккордом этой энергетической драмы.