Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Черная магия: куда Россия может cбыть свою невостребованную нефть? (The Economist, Великобритания)

© Image by Freiheitsjunkie from Pixabay / Перейти в фотобанкНефтяной танкер
Нефтяной танкер
Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ
Читать inosmi.ru в
Китай и Индия почуяли прибыль в связи с отказом европейских стран от российской нефти, пишет The Economist. Однако в недалекой перспективе, по мнению авторов статьи, цена черного золота для импортеров вырастет, и для этого есть причины.
22 февраля, за два дня до начала российской операции на Украине, судно под немецким флагом вышло из российского Приморска с 33 000 тоннами дизельного топлива. Однако доставить груз по назначению не удалось. Когда 3 марта судно прибыло в британский нефтяной терминал Транмер, докеры отказались его обслуживать, когда узнали, откуда груз. Аналогичные бойкоты наблюдались и в других местах. Информационная компания Kayrros подсчитала, что общий объем нефти "в пути" за две недели российской операции вырос почти на 13% – для недоставленных российских грузов приходится подыскивать новых покупателей. Резко прибавилось и судов, возвращающихся в Россию.
Большая часть того, что убыло из России за последние недели, куплено и оплачено до начала конфликта. С тех пор новые поставки нефти из страны значительно сократились. Из-за страха санкций, репутационных потерь и головной боли с логистикой многие покупатели от покупок отказались. 24 марта объем морского экспорта российской нефти составил 2,3 миллиона баррелей в сутки – почти на 2 миллиона ниже, чем 1 марта, сообщает информационное агентство Kpler. Поскольку эти баррели ушли с рынка, цена на мировой эталон марки Brent приближается к 120 долларам. Однако странам, которых не пугает ни общественное осуждение, ни новые логистические препоны, российская нефть, наоборот, кажется выгодной сделкой. А это, в свою очередь, чревато долгосрочными переменами в торговых моделях.
Частичное эмбарго против России во многом перекликается с западной блокадой Ирана в 2010-х. В результате Исламская Республика разработала непревзойденный план контрабанды нефти. В мае 2018 года Америка ввела санкции "максимального давления", чтобы полностью перекрыть экспорт иранской нефти. Это почти удалось: к октябрю 2019 года поставки упали до 260 000 баррелей в сутки – для сравнения, до ввода санкций они составляли 2,3 миллиона. Однако с тех пор экспорт немного восстановился и за три месяца до февраля 2022 года составил в среднем 850 000 баррелей в сутки.
Иран сбывает свою нефть по двум каналам. Первый – это разрешенные, но ограниченные продажи. Введя санкции, Америка предоставила исключение восьми странам-импортерам. Но и тут есть большая загвоздка: продажи должны оплачиваться в валюте покупателей, а выручка – либо храниться на счетах условного депонирования в местных банках, либо идти за закупку товаров местного производства из разрешенного списка. Ирану это крайне невыгодно. В декабре он получил он Шри-Ланки чая на 251 миллион долларов в счет оплаты долга за нефть.
Чтобы обойти ограничения, Иран переправляет огромное количество нефти контрабандой – это и есть второй канал сбыта. Иранские танкеры плывут к противникам Америки вроде Венесуэлы с отключенными транспондерами. Некоторые даже перекрашены, чтобы скрыть страну происхождения. Другие перегружают свой груз в открытом море на суда под чужим флагом – нередко под покровом ночи. Наконец, нефть доставляют по суше банды контрабандистов, говорит Джулия Фридлендер (Julia Friedlander), бывший работник разведки, а ныне сотрудник Атлантического совета в Вашингтоне. Нефть обменивается с Китаем, Турцией и Объединенными Арабскими Эмиратами на золото, пестициды и даже жилищные проекты в Тегеране. Трейдеры из Дубая, где проживает полмиллиона иранцев, смешивают нефть из Исламской Республики с аналогичными сортами, а готовый коктейль продают как кувейтскую.
Россия едва ли позаимствует иранскую методичку – главным образом потому, что в ней пока нет необходимости. Сделки с Ираном грозят банкам третьих стран огромными штрафами. Из-за этих санкций открытая покупка нефти рискованна. Россия же, напротив, столкнулась с более слабым эмбарго. Пока что импорт российской нефти запретила лишь Америка, которая никогда не была большим покупателем. 25 марта Германия заявила, что сократит свои закупки вдвое, однако когда это произойдет, неясно. Трубопроводные продажи, менее заметные по сравнению с танкерной отгрузкой, составляют около одного миллиона от общего объема российского экспорта в 7,9 миллиона баррелей в сутки и продолжаются как ни в чем не бывало. Вторичных санкций пока нет.
А вот морской экспорт сократился. В первую очередь потому, что западные покупатели, – особенно крупные энергетические компании, – опасаются осуждения общественности. Кроме того они столкнулись с финансовыми и логистическими трудности, поскольку осторожные банки сокращают кредиты, судовладельцы бьются за страховку, а фрахт резко дорожает. К тому же при малейшей корректировке санкций, говорит Антония Цинова (Antonia Tzinova) из юридической фирмы Holland & Knight, отделам нормоконтроля всякий раз приходится штудировать сотни страниц мудреной юридической документации, – из-за чего сделки с Россией теряют всякую привлекательность и едва ли стоят свеч. В результате российская марка Urals торгуется со скидкой порядка 30 долларов за баррель. Один трейдер рассчитывает, что в течение недели уценка достигнет 40 долларов.
Индия и Китай, две большие страны, не поддержавшие санкции Запада, почуяли выгоду. Индия уже начала действовать. Ожидается, что загрузка российских экспортных судов в марте вырастет до 230 000 баррелей в сутки по сравнению с нулевым показателем за предыдущие три месяца (и это не учитывая продукции Каспийского трубопроводного консорциума, который торгует преимущественно казахской и российской нефтью). Однако Индия вряд ли купит много, по крайней мере, в краткосрочной перспективе. Почти половина ее импорта приходится на Ближний Восток. Хотя часть его можно заменить российской нефтью, доставка из Персидского залива настолько дешевле, что для этого потребуется еще бóльшая скидка на марку Urals. Кроме того, оплата в долларах исключена, поэтому Индии придется экспериментировать с взаиморасчетами в рублях и рупиях.
Все это объясняет, почему Индийская нефтяная корпорация, крупнейший переработчик в стране, заказала всего 3 миллионов баррелей. Ади Имсирович (Adi Imsirovic), бывший глава "Газпрома" по нефтеторговле, а ныне сотрудник Оксфордского института энергетических исследований, не представляет себе, чтобы Индия покупала более 10 миллионов баррелей в месяц. Но даже это немного, учитывая, что по прогнозу Международного энергетического агентства российские излишки в апреле вырастут до 3 миллионов баррелей в сутки.
Спасти Россию может лишь Китай. Он импортирует в общей сложности около 10,5 миллиона баррелей в сутки (11% мирового суточного производства). Имсирович считает, что Китай может увеличить суточные закупки до 12 миллионов баррелей. Благодаря этому он сможет закупить в России 60 миллионов в относительно короткие сроки. Сказывается и то, что у Китая много пустых хранилищ.
Однако ничего из этого пока не происходит. И одна из причин в том, что доставка российской нефти затруднилась даже для Китая. Если в Европу российская нефть доходит за три-четыре дня, то транспортировка в Азию занимает целых 40 дней. Кроме того, нефть приходится перегружать на более крупные танкеры, а это занимает больше времени и обходится дороже. Кроме того, покупки должны быть сделаны в юанях, а китайские банки неохотно предоставляют кредиты.
Но главная причина заключается в том, что китайские трейдеры наверняка выжидают. Даже с учетом дополнительных затрат российская нефть сэкономит немало средств. А китайские трейдеры своего не упустят: когда в 2020 году цена на нефть рухнула к однозначным показателям на фоне коронавирусного спада, они запаслись до отказа. Торговые позиции России будут слабеть, а скидка на Urals – расти. А с ней и китайские закупки.
Откатить такой шаг назад будет непросто. Большинство нефтеперерабатывающих заводов заточены под определенный тип нефти, а это значит, что переход от высокосернистой нефти сорта Urals, скажем, к сверхлегкой саудовской потребует времени и денег. Таким образом, продвижение России в Азию и борьба Европы за поставки могут изменить глобальный рынок. Нефть Северного моря, большая часть которой традиционно идет на восток, останется в Европе. Кроме того, континент наверняка нарастит поставки из Западной Африки и Америки и увеличит импорт высокосернистых сортов из стран Персидского залива. Остальному же миру, включая Азию, придется довольствоваться тем, что забраковала Европа. Так, нефть с бразильского месторождения Тупи уже торгуется с премией относительно Brent вдвое выше обычной.
Из-за фрагментации мировой системы нефтеторговли цена для импортеров вырастет. До конфликта нефть беспрепятственно перетекала с месторождений в хранилища – туда, где это было необходимо. Теперь же, отмечает Бен Лаккок (Ben Luckock) из торговой фирмы Trafigura, эта точно откалиброванная система нарушилась.