Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Хватит ли Японии электричества? Конфликт на Украине перечеркнул важные энергетические расчеты

© Image by abdulla binmassam from Pixabay / Перейти в фотобанкТокио, Япония
Токио, Япония
Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ
Читать inosmi.ru в
Геополитическая неопределенность поставила японскую энергетику под угрозу, пишет New York Times. Третья по величине экономика мира закрывала угольные и ядерные электростанции, рассчитывая на импорт сжиженного природного газа, но в планы вмешался конфликт на Украине.
Бен Дули (Ben Dooley), Хисако Уэно (Hisako Ueno)
В 2018 году компания Hope Energy вышла на новый розничный рынок японской электроэнергии с безошибочной, как ей казалось, стратегией. Энергия оптом дешевела, а мировые рынки наводнял сжиженный природный газ (СПГ). Hope Energy рассчитывала продавать контракты местным органам власти и общественным учреждениям по конкурентным ценам и тем подорвать позиции старых энергетических компаний, которые привыкли делать ставку на стабильность поставок в ущерб себестоимости.

Но потом грянула пандемия и конфликт на Украине, и цены на СПГ взлетели. Hope Energy не смогла выполнить свои ценовые обязательства, и наряду с примерно тридцатью другими розничными продавцами электроэнергии прекратила свою деятельность. Японские клиенты бросились искать новых поставщиков.

И вот третья по величине экономика мира в очередной раз ощутила хрупкость своей энергосистемы. Ей пришлось снова задуматься, как бедной ресурсами стране обеспечить надежное и доступное энергоснабжение в эпоху геополитической неопределенности — особенно на фоне призывов бойкотировать российскую энергетику, которые звучат все громче.

Аналитики считают, что грядущая переоценка японской политики наверняка сведет на нет попытки добиться полной дерегулиряции электроэнергетики и выйти на нулевые выбросы к 2050 году. Страх, что страна не сможет обеспечить себя электричеством, достиг своего апогея более чем за десятилетие.
От хаоса на энергетическом рынке из-за спецоперации на Украине и ажиотажа в поисках новых источников пострадали потребители во многих странах, но японцев больше всего пугает скачок цен на СПГ.
Энергетическая безопасность давно уже стала в Японии притчей во языцех, поскольку основную часть электроэнергии страна вырабатывает из завозного ископаемого топлива. При этом роль природного газа постоянно растет, поскольку вредные угольные электростанции закрываются, а бóльшая часть АЭС законсервирована после аварии на "Фукусиме" в 2011 году.

Дешевый и доступный, чище угля и безопаснее атомной энергетики — СПГ считался в Японии ключевым вариантом на время перехода на возобновляемые источники. Но дешевизна и изобилие приказали долго жить: поставки сократились из-за логистических проблем на фоне пандемии. К тому же вырос спрос со стороны Китая, который решил отказаться от угля. Санкции против России, одного из крупнейших в мире поставщиков СПГ, урезали поставки еще сильнее, из-за чего цены в очередной раз подскочили.

В марте СПГ стоил в Японии почти на 23% дороже, чем в феврале, и проблема усугубилась, поскольку иена упала до 20-летнего минимума по отношению к доллару.
"Боевые действия и санкции — это настоящая проверка на прочность для энергетической системы Японии", — сказал основатель консалтинговой группы Japan NRG Юрий Хамбер. Пока что, добавил он, результаты "не самые многообещающие".

По данным прошлого года Япония — второй по величине импортер СПГ в мире после Китая. Еще до катастрофы на "Фукусиме" на СПГ приходилось порядка 24% выработки электроэнергии, и его доля лишь выросла с отключением угольных электростанций.

После аварии потребление резко возросло, и сегодня более трети электричества Японии приходится на ископаемое топливо. В 2020 году страна закупила более 74 миллионов тонн СПГ — пятую часть от всех мировых поставок. (В США из природного газа вырабатывается 38% электроэнергии, но бóльшую его часть страна производит сама).

Порядка 8% японских поставок приходится на проект "Сахалин — 2", совместное предприятие российского Газпрома, британской Shell и японских Mitsui и Mitsubishi. Япония оказалась в затруднительном положении, поскольку США и другие западные страны призвали бойкотировать экспорт энергоносителей из России, а это важнейший источник японского СПГ.

В начале апреля Япония объявила о постепенном отказе от российского угля. Но премьер-министр Фумио Кисида заметил, что страна не может себе позволить выйти из проекта "Сахалин — 2", и назвал его "чрезвычайно важным для энергетической безопасности Японии".
Но складывается ощущение, что Япония неминуемо двигалась к энергетическому кризису даже без пандемии и конфликта на Украине.

В некоторых регионах после аварии на "Фукусиме" электросети работают почти на полную мощность. В самые теплые и холодные месяцы избыточная выработка электроэнергии у региональных поставщиков нередко падает ниже 3% — считается, что это минимальный уровень для стабильного снабжения. К тому же СПГ, в отличие от других источников, не складируется. Японского запаса хватит на две-три недели, поэтому в периоды пикового спроса стране угрожают перебои с электричеством.
Крах Hope Energy и других розничных продавцов показывает, насколько эти два бедствия перевернули некогда оптимистичные сценарии энергетического будущего Японии.

В 2016 году Япония начала дерегулировать рынок электроэнергии, позволив розничным торговцам соперничать с фирмами-монополистами вроде оператора "Фукусимы" Tokyo Electric Power Company.

Казалось, есть немало возможностей сэкономить: США природного газа производили так много, что в некоторых случаях его было дешевле сжигать прямо в скважине, чем платить за транспортировку.
Шансом поспешили воспользоваться сотни новых компаний. У некоторых, как, например, у интернет-гиганта Rakuten, не было вообще никакого опыта работы в энергетике. Многие так и не приняли мер против роста цен на сырье. Считанные компании вкладывались в собственные мощности, избегая фиксированных затрат. И вместо того, чтобы подписывать долгосрочные контракты или обеспечить низкие цены за счет фьючерсов, многие попытались снизить накладные расходы, покупая по оптовым ценам с максимально коротким сроком поставки в соответствии с ежедневным спросом.

Убежденные, что ставки будут снижаться и впредь, компании ошибочно заключили, что выстоят против оптового энергетического рынка Японии, отметил энергетический аналитик Daiwa Securities Сюсаку Нисикава.
В начале своей деятельности Hope Energy предоставляла местным властям технические и человеческие ресурсы, а в 2018 году основала энергетическое подразделение, рассчитывая извлечь прибыль из налаженных бизнес-сетей.

Поначалу дела шли хорошо: к июню 2020 года объем продаж составил 95 миллионов долларов — на целых 760% больше, чем за аналогичный период предыдущего года. В свете своего успеха она отделилась от материнской компании и объявила, что переходит на возобновляемые источники энергии.

Однако внезапный скачок цен в начале 2021 года ошеломил: компания оказалась не готова к такому росту затрат, говорится в заявлении, последовавшим за объявлением о банкротстве.

Масару Тагами, один из бывших клиентов Hope Energy, ответственный за закупку оборудования для японского города Хида, сообщил, что "внезапный" крах компании и скачок цен застал его врасплох.
Ожидается, что ежегодный счет за электричество в городе подорожает на 40%, сказал он и посетовал, что его бюджет сильно пострадал: "Меня очень беспокоит, как долго все это продлится".
Пострадавшие в пандемию энергетические компании рассчитывали, что к марту этого года цены снизятся, поскольку удар по цепочкам поставок ослабевает, сказал старший научный сотрудник Института энергетической экономики Дзюнъити Огасавара.

"Но с началом российской спецоперации на Украине ситуация изменилась, и нынешние условия затянутся", — объяснил он.

С тех пор энергетическая нестабильность Японии лишь усугубилась. В марте землетрясение близ "Фукусимы" вывело из строя часть электросети, и нахлынувшее резкое похолодание поставило Токио на грань веерных отключений. Еще в прошлом году в качестве дешевого резерва можно было запустить угольные электростанции, но их вывели из строя как старые и неэффективные.
В странах с высоким риском стихийных бедствий вроде Японии ситуация может повториться снова и снова, если правительство не решит проблем с дерегуляцией и переходом на возобновляемые источники энергии, заметил Дэн Шульман (Dan Shulman), исполнительный директор аналитической фирмы Shulman Advisory.

На фоне хаоса на энергетических рынках в Европе все громче звучат призывы развивать возобновляемые источники энергии. Но в Японии интеграции солнечной и ветровой энергии сопротивляются крупнейшие энергетические компании, считая их менее надежными и неудобными для хранения.
Японские политики и бизнес в погоне за быстрым решением ратуют за инвестиции в СПГ и возврат к углю и ядерной энергии, хотя бы в краткосрочной перспективе, объяснил доцент Киотского университета и специалист по энергетике Грегори Тренчер (Gregory Trencher).

"Это лишь укрепило убежденность, что нам нужно сбалансированное сочетание источников энергии", — сказал он. — Но тем, кто мечтает проснуться утром, и чтобы ядерная энергия и уголь исчезли из общего баланса, полагаю, стало еще труднее".