Российская заявка на усиление влияния на Ближнем Востоке  в качестве соперника Соединенных Штатов это еще одно препятствие, которое американские политики не готовы не только преодолевать, но и признавать.

Если позиция Америки по Ближнему Востоку развалится, кто-нибудь в лесу это услышит? Ответ на это либо "нет", либо "едва-едва". Как я и предсказывал, Россия возвращается в этот регион и намерена играть здесь очень неприглядную роль. Москва налаживает связи с зарождающимся исламистским альянсом в лице  Ирана, Сирии, движения ХАМАС и "Хезболлы".

А тем временем, администрация  Обамы хвалит Россию за якобы оказанную ею поддержку в вопросе введения санкций против Ирана. В лучшем случае, российская поддержка будет заключаться в том, что она выплеснет ведро воды на план санкций, чтобы погасить все предпринимаемые действия.

Но вернемся в реальный мир – на Ближний Восток, а не в Вашингтон – и начнем с Сирии. Администрация Обамы говорит, что намерена оттащить Сирию в сторону от Ирана, но две эти страны все больше сближаются. Явная цель Сирии заключается в том, чтобы оттащить США в сторону от Израиля, и между прочим, она нашла еще одного союзника, помогающего в реализации ее амбиций.

Недавний визит в Сирию в сопровождении огромной свиты российского президента Дмитрия Медведева стал важным шагом навстречу восстановлению старых советско-сирийских связей. Состоялись обширные переговоры по экономической тематике, включая возможность  строительства Россией ядерного реактора для сирийской диктатуры.

По словам председателя российского парламентского комитета по международным делам Михаила Маргелова, которые приводит сирийская газета "Тишрин", состоявшийся 12 мая визит "ясно дал понять всем в ближневосточном регионе и во всем мире, что Сирия была и будет стратегическим партнером России".

Сюда относится и поставка новой партии оружия Сирии, за которое предположительно заплатит в основном  Иран.

Даже если этот альянс будет действовать ограниченно, он еще больше спровоцирует Иран и Сирию на скрытую агрессивность и проведение жесткой линии, а также подаст очередной сигнал умеренным арабам, что Америка идет к упадку. Совершенно очевидно, что отказ России от серьезной поддержки новых санкций против Ирана является  частью этих расчетов.

Создает ли для России проблемы тот факт, что она, сталкиваясь с исламским терроризмом у себя дома, вступает в альянс с силами исламизма? Нет, совсем нет. Иран старательно избегает поддержки всем этим революционерам на Северном Кавказе. Иран даже вместе с Россией проводит политику поддержки христианской Армении против Азербайджана с его мусульманским большинством. Сотрудничая с иранцами, Россия снижает шансы на то, что они поддержат исламских боевиков в их борьбе против Москвы.

Как и во многих других случаях, этот стратегический фактор не находит никакого отражения на радарах американской администрации.

Кроме того,  Медведев посетил самого молодого члена антиамериканского исламистского альянса – Турцию. В совместном заявлении руководители двух стран отметили, что ХАМАС должен участвовать во всех региональных переговорах. Турецкий президент Абдулла Гюль объяснил во время совместной пресс-конференции с Медведевым следующее: "К сожалению, палестинцы расколоты на две части… Для их воссоединения необходимо говорить с обеими сторонами. ХАМАС победил на выборах в Газе, и его нельзя игнорировать".

Гюль хочет (а может, и Медведев тоже?), чтобы ХАМАС доминировал в соглашении о палестинском единстве. Задумайтесь над тем, что две стороны борются за руководство одним народом. Одна из них – фанатичная, экстремистская, террористическая организация, всецело преданная делу перманентной войны и геноцида. Вторая группа также далека от идеала, но по крайней мере, в настоящее время она относительно миролюбива и разумна.

Итак, идеальное решение – это соединить их и дать им возможность  для выработки общей программы? Не совсем так. Что касается аргументов в пользу "избранного" движения ХАМАС, то все знают, что ХАМАС победил на выборах, заключил соглашение о создании коалиционного правительства, а затем организовал жестокий переворот с целью полного захвата власти в Газе.

Да, а я говорил о том, что Россия ведет переговоры о строительстве ядерных реакторов для Турции и Сирии? Российская заявка на усиление влияния на Ближнем Востоке  в качестве соперника Соединенных Штатов это еще одно препятствие, которое американские политики не готовы не только преодолевать, но и признавать. Дело в том, что если Москва начнет сотрудничать с этим радикальным исламистским альянсом, особенно после появления у Тегерана ядерного оружия, то это значительно ухудшит и без того мрачную для Запада стратегическую ситуацию.

Но ко всему прочему российский министр иностранных дел Сергей Лавров сделал невероятное заявление, которое должно вызвать волну возмущений у американского политического руководства. Призывая Соединенные Штаты не идти "ни на какие односторонние меры против Ирана", Лавров пытается ограничить американское давление, сведя его до приемлемого для Москвы уровня. Иными словами, он действует как адвокат Ирана, связывающий Америке руки.

А затем он добавил, что в Вашингтоне есть люди, не верящие в то, что международное законодательство имеет преимущественное право над американским. Другими словами, он выдвигает новую доктрину, в которой ООН, по сути дела, превращается в мировое правительство, а США лишаются права действовать самостоятельно без чужого одобрения.

Администрация Обамы должна незамедлительно отвергнуть такую доктрину. Это ловушка, создать которую помогла политика самой администрации, и в ней не признается сильное американское лидерство. Предлагаемый прецедент поможет узаконить данное ограничение таким образом, что в будущем оно нанесет большой вред.

Автор статьи – директор Центра глобальных исследований в области международных отношений (Global Research in International Affairs Center), редактор журналов Middle East Review of International Affairs и Turkish Studies.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.