Отношения между Израилем и Турцией являются самыми давними среди всех мусульманских государств, с которыми наша страна поддерживает двусторонние связи. До недавнего времени отношения с Турцией, со стратегической точки зрения, считались не менее важными, чем отношения с Египтом.

История с флотилией и беспрецедентно резкие антиизраильские заявления турецкого премьер-министра драматическим образом подорвали стабильность системы отношений между двумя государствами. В глазах израильского общества Турция воспринимается теперь, как враг, которого следует осудить и, как минимум, объявить ему общественный бойкот.

Следует отметить, что, в отличие от Египта, на протяжении десятилетий Турция поддерживала с Израилем тесные и дружественные связи на всех уровнях. Израильтяне считали Турцию братской страной, торговля между двумя странами процветала, сотрудничество в военной сфере считалось само собой разумеющимся, визиты лидеров обеих государств были интегральной частью политической повестки дня. Участие Турции в непрямых переговорах между Сирией и Израилем помогло прийти к взаимопониманию по ряду вопросов между Иерусалимом и Дамском. И главное – между Израилем и Турцией никогда не было разногласий по вопросу о нормализации отношений. Нормализация связей между двумя странами произошла даже раньше, чем были закреплены, на дипломатическом уровне, официальные отношения.

Драматический поворот в отношениях произошел не в результате победы на выборах Партии справедливости и развития под руководством Реджепа Эрдогана. Эта партия находится у власти с 2002 года, и, несмотря на пессимистические пророчества, которые сопровождали приход этой партии к власти, отношения между двумя странами оставались прежними. Гнев официальной Турции прорвался тогда, когда премьер-министр Эрдоган почувствовал себя преданным бывшим главой правительства Израиля, Эхудом Ольмертом, который не позволил Анкаре стать посредником на переговорах между Иерусалимом и Дамаском в канун проведения операции "Литой свинец". Турция поняла тогда, что Израиль считает отношения с ней само собой разумеющимися, и в рамках этой системы отношений Анкара, по мнению Иерусалима, должна соглашаться с любой израильской прихотью.

Критика Эрдогана в адрес Израиля немногим отличается от критики, которой подвергают нашу страну другие дружественные страны в Европе, а также США. Однако стиль Эрдогана отличается большей эмоциональностью и прямотой. Эрдоган не согласен с израильской блокадой сектора Газы, он не видит никакой логики в продолжении блокады, которая длится четыре года, в ходе которой Израиль не достиг ни одной из поставленных им целей. Личное покровительство, которое Эрдоган предоставил "флотилии свободы", было естественным продолжением этого подхода – блокада Газы не может быть продолжена.

Израиль может и дальше игнорировать турецкие аргументы в пользу прекращения блокады, оскорблять премьер-министра и называть участников флотилии – "террористами". Это не поможет ему избавиться от стыда за операцию перехвата, которая – операция, а не Турция, восемь граждан которой погибли – нанесла огромный удар по статусу Израиля в мире.

Израиль, который борется сейчас за спасение своего доброго имени, видит в разъяснительной работе единственный способ достичь этой цели. Однако без разумной государственной политики разъяснительная компания не возымеет действия. Первым важным шагом является восстановление нормальных отношений с Турцией в целом и с ее преьмер-министром в частности. Для этого нужна политическая смелость, которая позволит снять блокаду с сектора Газа и позволит Турции участвовать в решении региональных проблем. Без всего этого Израиль продолжит оставаться в изоляции.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.