Давление, которое Соединенные Штаты и Запад в целом применяют в отношении Ирана с целью удержать его от обретения ядерного оружия, осуществляется абсолютно напрасно. У Исламской Республики уже имеется не только ядерное оружие от бывшего Советского Союза, но и достаточное количество обогащенного урана для производства нового оружия. И что еще хуже, у Ирана есть средства доставки.

Запад в течение примерно десятилетия проявлял беспокойство в связи с расширением технических возможностей Ирана в плане производства урана, будучи уверенным, что Иран работает над созданием ядерной бомбы, хотя правительство продолжает настаивать, что его программа по обогащению урана носит исключительно мирный характер.

Когда Иран начал свою ядерную программу в середине 1980-х годов, я работал в качестве шпиона ЦРУ внутри Корпуса стражей исламской революции (КСИР). Разведка стражей в то время узнала о попытке Саддама Хусейна приобрести ядерную бомбу для Ирака. Командование корпуса пришло к выводу, что им нужна ядерная бомба, потому что если она будет у Саддама, он использует ее против Ирана. В то время две страны находились в состоянии войны.

Еще по теме: Иракское ядерное оружие в новом веке

Мохсен Резэй (Mohsen Rezaei), тогдашний командир Стражей, получил разрешение от аятоллы Рухоллы Хомейни (Ruhollah Khomeini) начать скрытую программу по приобретению ядерного оружия. С этой целью Стражи вступили в контак с пакистанскими генералами и пакистанским ученым-ядерщиком Абдулом Кадиром Ханом (Abdul Qadeer Khan).

Командующий Али Шамхани (Ali Shamkhani) ездил в Пакистан, предлагая миллиарды долларов за бомбу, но все переговоры закончились вместо этого лишь чертежами и центрифугами. Первая центрифуга была доставлена в Иран на личном самолете Хомейни.

В рамках второй, но осуществляемой параллельно попытки заполучить ядерное оружие, Иран обратился к бывшим советским республикам. Когда Советский Союз распался в 1990 году, Иран страстно желал получить тысячи единиц тактического ядерного оружия, которые были распылены по бывшим республикам Союза.

В начале 1990-х годов ЦРУ попросило меня найти иранского ученого, который засвидетельствовал бы, что у Ирана есть бомба. ЦРУ узнало, что агенты иранской разведки ездили на ядерные объекты по всему бывшему Советскому Союзу, и при этом проявляли особый интерес к Казахстану.

Мусульманский Иран активно обхаживал Казахстан, на долю которого приходилась значительная часть советского арсенала, и который при этом являлся преимущественно мусульманским, и Тегеран предлагал ему сотни миллионов долларов за бомбу. Вскоре появились сообщения о том, что три ядерные боеголовки пропали. Это подтвердил и российский генерал Виктор Самойлов, который занимался вопросами разоружения для Генерального штаба. Он признал, что из Казахстана исчезли три боеголовки.

Между тем, Пол Мюнстерманн (Paul Muenstermann), тогдашний вице-президент германской федеральной службы разведки, заявил, что Иран получил две из трех ядерных боеголовок, а также средства доставки ядерного оружия средней дальности из Казахстана. Он также сообщил, что Иран приобрел четыре 152-миллиметровых ядерных боеприпаса у бывшего Советского Союза, которые, по сообщениям, были украдены и проданы бывшими офицерами Красной армии.

Что еще хуже, несколькими годами спустя российские официальные лица заявили, что при сравнении документов о передаче ядерного оружия из Украины в Россию, обнаружилось расхождение ни много ни мало в 250 ядерных боеголовок.

На прошлой неделе Мэтью Насути (Mathew Nasuti), бывший капитан ВВС США, который в какой-то момент был нанят Госдепартаментом в качестве советника для одной из провинциальных групп по восстановлению в Ираке, рассказал, что в марте 2008 года, во время брифинга по Ирану в Госдепартаменте, эксперт департамента по Ближнему Востоку сказал группе собравшихся, что это «общеизвестный факт», что Иран приобрел тактическое ядерное оружие у одной или нескольких бывших советских республик.

Подполковник Тони Шаффер (Tony Shaffer), опытный офицер разведки, награжденный «Бронзовой звездой» (военная медаль, американская военная награда за отвагу, четвертая по значимости награда в ВС США, учреждена в феврале 1944 года - прим. перев.), рассказал мне, что его источники сообщают, что у Ирана сейчас имеется две рабочие ядерные боеголовки.

Редакционная статья в иранской газете Kayhan, газете, которая находится под прямым наблюдением аппарата духовного лидера Ирана, в прошлом году предупреждала, что если Иран будет атакован, последуют ядерные взрывы в американских городах.

Несмотря на твердое знание того, что иранские лидеры стремятся обрести ядерное оружие, западные лидеры выбрали путь переговоров и умиротворения, в надежде найти решение иранского вопроса. Прошло примерно три года работы администрации Обамы, и мы должны признать, что политика сначала пряника в виде доброй воли и сотрудничества, а потом кнута в виде санкций не смогла убедить иранцев отказаться от ядерной программы, и не смогла сдержать их агрессивное позиционирование. Сегодня иранские лидеры, несмотря на четыре набора санкций ООН, продолжают реализацию и своей ракетной программы, и программы в области ядерного обогащения, и у них достаточное количество обогащенного урана для создания шести ядерных бомб, согласно данным последнего отчета Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ).

Еще по теме: Если Иран станет обладателем ядерного оружия, его создаст и Саудовская Аравия


У Корпуса стражей исламской революции сейчас имеется более тысячи баллистических ракет, многие из которых нацелены на американские военные базы на Ближнем Востоке и в Европе. Стражи также добились больших успехов в разработке своих межконтинентальных средств доставки ракет, под прикрытием своей космической программы. Как я говорил ранее, боеголовки, способные нести ядерные заряды, были доставлены стражам, и духовный лидер Ирана приказал им установить на ракеты ядерные боезаряды. Иранский флот уже вооружил свои корабли ракетами «земля-земля» дальнего радиуса действия, и вскоре расширит зону охвата своей миссии на Атлантический океан и Мексиканский залив.

«История заставляет предполагать, что может быть уже слишком поздно с нашей стороны пытаться остановить Иран в его ядерных амбициях. Почему мы предполагаем, что за 20 лет попыток Иран не смог достичь результата – имея доступ к огромным количествам незасекреченных данных о конструкциях ядерного оружия, и вооруженный технологиями 21-го века – которого США достигли за три года во время реализации Манхэттенского проекта в 1940-е годы?», - задается вопросом эксперт по ядерному оружию Питер Винсент Прай (Peter Vincent Pry), который работал в ЦРУ и в комиссии EMP (Комиссия по оценке угрозы Соединенным Штатам от атаки при помощи электромагнитного импульса (возникающего при ядерном взрыве) – Commission to Assess the Threat to the United States from Electromagnetic Pulse (EMP) attack – EMP Commission - прим. перев.), а сейчас является президентом EMPact America.

Г-н Прай приходит к выводу, что Ирану нужна лишь одна единица ядерного оружия, чтобы уничтожить Соединенные Штаты. Ядерный электромагнитный импульс способен уничтожить национальную энергосеть и другие критически важные инфраструктуры, которые поддерживают жизнь 310 миллионов американцев.

Готовы ли мы окончательно понять, каковы цели и идеология джихадистов в Тегеране, и предпринять соответствующие действия против них? Сам иранский народ, который выступает против мулл с диктаторскими замашками, годами просил нас сделать это. Тысячи людей отдали свои жизни, чтобы показать нам настоящую природу этого режима. Мы должны действовать, пока не стало слишком поздно.

Реза Кахлили (Reza Kahlili) – псевдоним бывшего шпиона ЦРУ, который является научным сотрудником в EMPact America и автором книги «Время предавать» (A Time to Betray) о своей двойной жизни в составе Корпуса стражей исламской революции (Threshold Editions, Simon & Schuster, 2010).