Сирия – одна из самых трудных и опасных проблем в мире. Однако в кулуарах мюнхенской конференции по безопасности родились две идеи, которые могли бы дать России более конструктивную роль в разрешении кризиса, а не просто продолжать позволять ей оставаться чинящим помехи наблюдателем.

Ни одна из этих инициатив еще не привела к каким-либо позитивным результатам, и ситуация, к сожалению, все еще выглядит как «битва до конца». Российский министр иностранных дел Сергей Лавров в своем выступлении в ходе конференции оставался определенно пессемистичным и подтвердил отрицательное отношение России  к любому силовому способу свержения президента Сирии Башара Асада.

Однако вместо того, чтобы снова говорить о старой неуступчивости, давайте на минутку обратимся к новым идеям:

Читайте также: Россия спешит к дележу сирийского пирога

- Говорят, что вице-президент США Джо Баайден (Joe Biden) во время частной встречи с Лавровым в субботу озвучил идею о совместной работе России и США по обеспечению контроля и безопасности химического оружия в случае падения правительства Асада. 

Эта идея российско-американского сотрудничества по предотвращению распространения оружия массового поражения напоминает одну из самых успешных попыток совместной работы двух стран с момента окончания холодной войны. Тогда Россия и США совместными усилиями пытались предотвратить попадание старого советского ядерного арсенала в чужие руки. Этот процесс стал известен как Программа совместного уменьшения угрозы  имени Сэма Нанна и Ричарда Лугара, двух сенаторов, которые стали ее создателями в 1992 году.

В случае Сирии совместные усилия по обеспечению контроля за химическим оружием дадут России гарантии того, что она будет играть роль в безопасности и стабильности Сирии и всего региона в будущем. Это также снизит вероятность того,  что химическое оружие попадет в руки таких группировок джихадистов, как связанный с «Аль-Каидой» «Фронт аль-Нусра».

Разрушения в Дамаске, Сирия


- Шейх Моаз аль-Хатиб (Mouaz al-Khatib), лидер Сирийской национальной коалиции, в пятницу снова заявил о своей готовности встретиться с представителем режима Асада, чтобы «облегчить страдания сирийского народа». Впервые он заявил об этом предложении на прошлой неделе и в результате был раскритикован другими, более воинственно настроенными членами оппозиционной коалиции.  Его желание повторить свое предложение в ходе пятничного обсуждения, на котором я выступал в качестве модератора, было хорошим знаком. Его заявление поприветствовал участвовавший в заседании спецпредставитель ООН и Лиги арабских государств по Сирии Лахдар Брахими (Lakhdar Brahimi).

Также по теме: Путин старается лишить Запад любого предлога для вмешательства в сирийские дела


Субботнее заявление Лаврова после встречи с Хатибом было более обнадеживающим. Он назвал желание лидера сирийской оппозиции провести переговоры с представителями режима «важным шагом» и сказал, что Россия готова сотрудничать с оппозиционными силами, чтобы содействовать переговорам. Оппозиции теперь нужно решить, у кого среди представителей режима Асада достаточно «чистые руки», чтобы стать партнером по переговорам. Этот процесс отделения элементов режима, по которым можно прийти к согласию, от тех, с которыми этого сделать нельзя, является необходимым шагом в любом согласованном политическом переходе. 

Грубо говоря, без российской помощи хорошего пути разрешения сирийского кризиса не существует. Несколько месяцев назада я писал о том, что необычной миссией американской дипломатии должно стать вручение Нобелевской премии мира российскому президенту Владимиру Путину, если ему удастся урегулировать сирийский конфликт мирным путем. Это, конечно, смелое предположение. Однако приятно было услышать две новые идеи о том, как Россия смогла бы сыграть позитивную роль в Сирии вместо того, чтобы способствовать дальнейшему разрушению.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.