Президент Белоруссии Александр Лукашенко придумал новый вид судебного разбирательства. Процесс корреспондента Gazeta Wyborcza Андрея Почобута стал одновременно закрытым и показательным, или даже – показательным, поскольку закрытым.

Во вторник люди диктатора тайно привозили и увозили подсудимого из суда, так, чтобы он даже на мгновение не смог увидеть никого из близких или коллег, стоявших у здания. Ни мать, ни жену, ни отца, ни маленького сына, ни дочь Яну, у которой вчера был день рождения, и которая очень хотела в этот день увидеть своего папу.

Только человек с больным от страха воображением мог придумать и осуществить операцию по нейтрализации друзей Почобута: Анжелики Орехво, главы притесняемого в Белоруссии «Союза поляков», и ее мужа Игоря Банцера - пресс-секретаря Союза. Зачем было рано утром тащить Орехво с маленьким ребенком под надуманным поводом на допрос, задерживать и увозить Банцера? Только для того, чтобы они не пришли к зданию суда (даже не в зал заседаний!),  где за закрытыми дверями судили Почобута.

Что они могли там сказать или выкрикнуть? Что Лукашенко диктатор и что он фальсифицирует выборы? Что Андрей, когда он писал так про «батьку», был прав? Но ведь это избитая истина. Все в Белоруссии и далеко за ее границами знают, что это правда. Лукашенко сам порой называет себя диктатором.

То, что режим обвиняет Почобута в клевете на президента и судит журналиста за закрытыми дверями как изменника родины, напоминает старый анекдот глубоких советских времен: как один человек назвал Владислава Гомулку (Władysław Gomułka) (первый секретарь ЦК Польской объединенной рабочей партии в 1956-1970 годах – прим. пер) дураком и из-за этого попал под суд за разглашение государственной тайны.

В случае корреспондента Gazeta Wyborcza ход разбирательства с точки зрения местных властей, разумеется, должен быть закрытым. Ведь прокуроры и судья при помощи одним им известных юридических штучек должны доказать, что белое не является белым, а черное - черным: что диктатор, упорно фальсифицирующий выборы, - вовсе не диктатор и не политический жулик, что именование вещей своими именами – это клевета и очернительство.

Но осуди Почобута хоть три раза, Лукашенко не сможет никого убедить в том, что он не диктатор. Даже наоборот, он лишь укрепит мир в этом убеждении.

И судя по всему именно это ему и нужно. Сейчас его уже не тревожит, что он прослыл диктатором и фальсификатором, потому что возникли более серьезные проблемы.  Его совхозный подход к экономике привел страну на край катастрофы, народ возмущается, того и гляди, как он начнет требовать перемен на высшем посту, а, может, выйдет на улицы.

Страх подсказывает Лукашенко показать народу, что у того нет никаких прав на протесты, что международная общественность, которая сейчас безрезультатно ходатайствует об освобождении невиновного Почобута, не поможет.

Преподнося урок корреспонденту Gazeta Wyborcza, диктатор показывает кулак всем белорусам.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.