Итак, Комитет по внешним сношениям Палаты представителей Конгресса США принял резолюцию о Геноциде армян в Османской империи в 1915-1923 годах. Преимуществом в один голос: 23 против 22. Мнение одного члена комитета так и осталось невысказанным.

Преимущество в один голос хорошо характеризует нашу внешнюю политику - на грани фола. Те, кто следил за ходом голосования, наверняка вспомнят, как в один из моментов продлившегося более часа голосования число голосовавших против резолюции достигло критической отметки в 22 голоса и на треть превышало число конгрессменов, проголосовавших "за". Затем в процессе голосования наступила благодатная пауза, по ходу которой в зал заседаний стали постепенно подтягиваться и голосовать сторонники резолюции. И после того как в пользу резолюции был подан 23-й голос "за", вернувшийся в зал заседания председатель комитета Говард Берман объявил о завершении голосования...

Не будем пересказывать ход обсуждений, многие наблюдали за ними в прямом эфире. Главным доводом сторонников резолюции была неопровержимость факта Геноцида и необходимость его осуждения. Выступавшие против резолюции, не отрицая факта Геноцида, в основном говорили об интересах США на Ближнем Востоке и выражали опасения, что в соответствии с турецкими угрозами принятие резолюции может помешать армяно-турецкому диалогу. Многие конгрессмены проявили очевидную восприимчивость к турецкому шантажу.

Напомним, что в 2007 году подобная резолюция в том же комитете набрала 26 голосов и тоже прошла с трудом. На этот раз трудностей было больше. Турки, конечно, сделали все, чтобы принятие резолюции сорвать. С заявлениями и угрозами выступил весь цвет турецкой политической элиты - Давутоглу, Эрдоган, Гюль. После принятия резолюции сразу пошел новый виток политического шантажа. Анкара своего посла в Вашингтоне отозвала для консультаций, Гюль заявил, что принятая резолюция угрожает миру и стабильности в регионе...

Отметим, что администрация Белого дома долго не вмешивалась в процесс, но под конец все-таки дала слабину: под турецким нажимом за день до голосования Хиллари Клинтон все-таки убеждала председателя комитета не выносить резолюцию на обсуждение и голосование.

В какой-то степени можно понять трудности Белого дома. Хотя прежде всего нужно констатировать, что не только для Армении и армян, но прежде всего для самих США было бы позором провалить резолюцию. Ведь одно дело - под какими-то тактическими предлогами не выносить резолюцию на обсуждение, другое дело, если бы комитет Конгресса проголосовал против неопровержимой истины... Непринятие резолюции было бы попросту абсурдным и позорным для Вашингтона фактом.

Что бы ни говорилось в оправдание, Анкара наверняка интерпретировала бы непринятие резолюции как свидетельство того, что США отрицают Геноцид армян. Никто бы уже не вспоминал, что резолюция уже трижды получала одобрение в комитете в минувшие годы. Воодушевленные подобной позицией комитета Конгресса, турки могли бы использовать непрохождение резолюции в качестве аргумента для необходимости обсуждения проблемы Геноцида в предполагаемой армяно-турецкими протоколами комиссии. Турки стали бы с удвоенной энергией говорить о том, что Конституционный суд Армении выставляет Турции предусловия в связи с комментарием, что армяно-турецкие протоколы не могут поставить под сомнение факт Геноцида. А это в свою очередь позволило бы Анкаре активно настаивать на своем карабахском предусловии. Так что в некоторой степени можно понять слабую женщину Клинтон с ее предложением не выносить резолюцию на обсуждение вообще, хотя это означало бы потакать турецкому шантажу и предусловиям, выставляемым армяно-турецкому диалогу.

Принятие резолюции не ведет к столь однозначно негативным процессам и является меньшим из зол для Белого дома, но надо признать, что в случае непоследовательности и здесь вполне могут быть нежелательные процессы. О чем идет речь?

Сегодня Анкара и Баку (за компанию) изо всех политических сил будут представлять свои государства несправедливо униженными и оскорбленными, используя этот предлог для разного рода дипломатических манипуляций. Есть опасения, что международное сообщество может поддаться этому вселенскому турецкому плачу и с целью "компенсировать" Эрдогану и компании "моральный" ущерб паритетно попытаться надавить на армянскую сторону в актуальной проблематике. Это давление может выразиться в требовании уступок по Карабаху, то есть в стремлении подвигнуть Ереван к "восприимчивости" турецкого предусловия по Карабаху.

В Вашингтоне есть желание подсластить Анкаре горькую пилюлю, - это очевидно. Не случайно явно озабоченная турецкими демаршами Хиллари Клинтон сразу после принятия резолюции заявила, что не видит необходимости в обсуждении резолюции на пленарном заседании Палаты представителей и об этом уже поставлены в известность заинтересованные стороны... Не исключено, что вслед за Клинтон большой человеческой жалостью к Эрдогану проникнется и президент США Барак Обама, который в очередной раз не сдержит свое предвыборное обещание и не произнесет термин "геноцид" в своем традиционном обращении к армянам США 24 апреля. Поэтому исключать, что принятие резолюции может привести и к негативным последствиям для Еревана, нельзя, и это тоже - свидетельство о тех непростых вызовах, которые стоят перед внешней политикой страны.

Можно ли извлечь пользу из принятия резолюции (разумеется, безотносительно к глубинному факту восстановления исторической справедливости и предотвращения тем самым будущих геноцидов)? Можно, но в том случае, если как Ереван, так и мировые центры отправят четкий мессидж Анкаре, что в крокодиловы слезы и причитания верить не намерены и что только цивилизованное поведение Анкары на международной арене может избавить ее от противостояния более серьезным вызовам. Армянская дипломатия должна четко продолжать линию на установление дипломатических отношений с Анкарой без предусловий, на неприятие любых попыток связать армяно-турецкие протоколы с карабахской проблемой, последовательно отстаивать право Нагорного Карабаха на самоопределение без всяких оговорок. К чему приводит малейшее потакание туркам - для Еревана должно быть достаточно очевидно.

Но это только полдела. Причем не самая сложная половина. Более трудная задача состоит в том, чтобы убедить наших друзей в Москве, Вашингтоне, Париже, Брюсселе и других столицах, что только последовательный прессинг в отношении Анкары и Баку может заставить последних принять цивилизованные правила игры, основанные на правах человека, на выполнении взятых обязательств, что только в этом случае действительно можно рассчитывать на достижение долговременного мира и стабильности в регионе. В противном случае на европеизацию Турции и Азербайджана рассчитывать ни стоит.

Факт отрицания Турцией Геноцида - отличная лакмусовая бумажка нынешнего состояния нравов в турецкой политической элите. Ереван должен убедить своих друзей, что давление на Турцию, и прежде всего процесс признания Геноцида должен быть продолжен. Эстафету комитета Конгресса должны подхватить другие страны, а в самих США процесс не имеет права быть спущенным на тормозах. Многое здесь зависит от слаженности усилий официального Еревана и армянского Спюрка, а также от позиции президента США.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.