По словам экс-госсекретаря США Кондолизы Райс, президент Грузии Михаил Саакашвили оттолкнул от себя потенциальных союзников по НАТО, «позволив русским спровоцировать себя» на войну из-за Южной Осетии. Об этом Райс пишет в своей новой книге, в которой, как и в случае со скандалом вокруг Узбекистана, изображает себя человеком, призывающим внять голосу разума, в данном случае, пытающимся сдержать импульсивного Саакашвили и одновременно обуздывающего наиболее воинственных из представителей собственной администрации.

Вот как описывает она свою встречу в Тбилиси с Саакашвили накануне начала военных действий:

«Он горяч и импульсивен, и мы все беспокоились, что он может позволить Москве спровоцировать себя на применение силы. Фактически, он сам с успехом спровоцировал конфликт в другом сепаратистском регионе страны, Аджарии, обратив его себе во благо, когда Аджария была реинтегрирована в состав Грузии благодаря внутреннему и внешнему давлению. Мы опасались, что этот прецедент может внушить ему мысль, что повторение подобной операции может удаться ему и в отношении территорий, расположенных поблизости от любимого Путиным Сочи».

Райс призывала Саакашвили подписать соглашение о неприменении силы, но тот отказался.

«Г-н Президент, что бы Вы ни делали, не позволяйте России спровоцировать Вас. Помните, Президент Буш сказал, что Москва попытается заставить Вас совершить какую-нибудь глупость. И не вступайте в противостояние с российскими вооруженными силами. Никто не придет Вам на помощь, и Вы потерпите поражение», – строго сказала я».

А вот как Райс описывает начало войны, а именно вечер 7 августа:

«Несмотря на объявленное в начале дня Грузией в одностороннем порядке прекращение огня, сепаратисты продолжали обстреливать этнические грузинские села в районе столицы региона, Цхинвали. В ответ грузинские войска предприняли масштабное наступление на мятежников…»


Это более-менее согласуется с описанием того, как развертывались события накануне войны, в видении Евросоюза, но определенно не главных горячих сторонников Грузии в Вашингтоне, которые по-прежнему свято верят, что «войну начала Россия». В те первые дни, похоже, и в Белом доме казалось, что войну начала Россия, потому что США рассматривали вопрос о вмешательстве в конфликт на стороне Грузии. Вот как описывает Райс первое заседание Совета национальной безопасности после начала вооруженных действий:

«Заседание проходило довольно бурно, раздавалось много горячих заявлений о России. На каком-то этапе вмешался Стив Хэдли (Steve Hadley) [занимавший пост советника Белого Дома по вопросам национальной безопасности], что он делает редко. Это случилось в разгар буйных разговоров о том, чем могли бы пригрозить США. «Я хочу задать вопрос, – сказал он в своей обычной сдержанной манере. – Мы готовы вступить в войну с Россией из-за Грузии?» В комнате повисла тишина, мы успокоились и завели более продуктивный разговор о мерах, которые могли бы предпринять».

Мы уже слышали о «буйных разговорах» из другого источника, а именно от Рона Асмуса, писавшего, что в Белом доме обсуждали возможность бомбежки Соединенными Штатами Рокского тоннеля, по которому в Южную Осетию шли поставки из России. Узнать бы подробности той дискуссии… Жаль, что к 2008 году министр обороны Дональд Рамсфельд уже ушел в отставку, так что в его книге этот вопрос уже не освещался, а Роберт Гейтс, пришедший ему на смену, похоже, не любитель писать подробные (да и не слишком подробные) мемуары.

Подробности: Рональд Асмус: Нельзя было допустить новой холодной войны

По окончанию военных действий Райс провела с Саакашвили совместную пресс-конференцию, на которой последний позволил себе отклониться от текста, чем столь рассердил Райс, что она «даже не могла говорить».

«Я испытывала беспокойство из-за переменчивого, эмоционального, и вымотавшегося президента Грузии и того, что он может сказать. «Г-н президент, просто поблагодарите европейцев и американцев за поддержку. Скажите что-нибудь ободряющее своему народу об окончании войны. Все комментарии по поводу России предоставьте мне», – сказала я.
 
Пресс-конференция началась гладко, но по мере того, как он говорил, я видела, у грузина закипает кровь. Президент продолжал говорить, то и дело запинаясь, как будто пытаясь решить, что сказать дальше. Саакашвили прекрасно говорит по-английски, так что я знала, что дело не в этом. Вдруг его формулировки приобрели агрессивный характер. Он начал называть русских варварами, сказал, что их танки «продолжают свое продвижение» и не остановятся. Ладно, подумала я, все равно я ожидала каких-то жестких высказываний в адрес России. Пока все нормально. Затем он обрушился на европейцев, упомянув о Мюнхенской конференции [в рамках которой Гитлер добился согласия руководителей Великобритании, Франции и Италии согласия на аннексию фашистской Германией определенных районов Чехословакии] и политике «умиротворения»… Я была так сердита на Саакашвили, что даже не могла говорить…

Через несколько дней после подписания соглашения (о прекращении огня) состоялось заседание министров иностранных дел НАТО в Брюсселе. Как оказалось, союзники были на удивление благожелательно настроены по отношению к Саакашвили, но некоторые все же сказали, что он продемонстрировал, почему план действий по членству в НАТО (МАР) был не слишком хорошей идеей».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.