Астрид Линдгрен стала классиком сразу после того, как ее впервые перевели на русский язык в конце 1950-х. Отчасти это была заслуга гениального перевода Лилианы Лунгиной, отчасти причиной стало то, что людям не хватало безусловной, лишенной идеологии детской литературы.


Ее книги были как глоток свежего воздуха. Появилось еще несколько переводов, любимым героем из книг Линдгрен в России стал Карлсон, который живет на крыше, — во многом благодаря удачному мультфильму, многие реплики из которого быстро стали крылатыми фразами. Но некоторым книгам пришлось долго ждать перевода, как, например, «Братьям Львиное Сердце». Их сочли «чересчур пессимистичными».


И после смены режима Астрид Линдгрен оставалась одним из любимых авторов россиян. Регулярно выходили новые тиражи ее книг, появились и новые переводы. Но два года назад ситуация изменилась. Однажды мне позвонил московский друг и задал вопрос, на который я не смогла не отреагировать: «Ты же знаешь, как обстоят дела в Швеции. Это правда, что Астрид Линдгрен была членом шведской нацистской партии и регулярно общалась с Герингом?» Я лишилась дара речи, но потом поискала в русском интернете и поняла, о чем речь.


Как только «Военные дневники» Астрид Линдгрен с их осуждением российских атак на Финляндию в ходе Зимней войны увидели свет, активизировались тролли. В социальных сетях утверждалось, что писательница симпатизировала нацистам, а рейхсмаршал Геринг, который вдобавок был летчиком, стал прототипом Карсона, который живет на крыше, — «умного и в меру упитанного мужчины в самом расцвете сил».


Дневники вышли в переводе на немецкий и на английский, и в Германии было распродано более 80 тысяч экземпляров в карманном издании, при том, что отвращение автора к этой стране в войну было по меньшей мере так же сильно, как и осуждение действий Советского Союза. Так что возникло впечатление, что клевета в интернете предопределила судьбу книги, сделав так, чтобы ее никогда не перевели на русский язык. Ни одно издательство не осмелилось бы выпустить спорное произведение: в современной России наказывают и за меньшие «проступки».


Но вскоре стало очевидно, что все совсем не так. Несколько смелых издателей проявили интерес к книге и рискнули начать переговоры с издательством в Швеции. Казалось, ситуация проясняется — но вдруг дело зашло в тупик. Без всяких объяснений шведы заявили, что больше не заинтересованы в переводе. «В свете общей российской ситуации в области защиты прав мы решили не продавать права на перевод „Военных дневников" Астрид Линдгрен 1939-1845 годов». И точка.


«Военные дневники» Астрид Линдгрен — не просто хорошо написанное, тонкое и содержательное произведение, передающее атмосферу своего времени со всеми ее опасениями и надеждами. Так же и даже, вероятно, в первую очередь это бесценный документ, уникальное свидетельство и удивительная картина прошлого. Как и любому другому народу, русским необходим доступ к альтернативному взгляду на историю в положительном смысле этого слова. Пожалуй, сегодня это особенно важно. Лишать русских этой возможности — настоящая медвежья услуга. Так кто же так не хочет, чтобы россияне прочитали эту книгу?


Для русских издателей Астрид Линдгрен — курица, несущая золотые яйца. Якобы антироссийское произведение определенно испортит ее репутацию, а значит, и продажи. Может, это издатели предупредили шведских владельцев прав, что в перспективе и они понесут убытки, если перевод увидит свет?


Шаткая гипотеза, в которую трудно поверить. Вопрос остается без ответа: кто боится Астрид Линдгрен?


Элена Бальзамо — историк литературы, переводчик, критик. Сотрудничает с французской газетой Le Monde.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.