Все больше молодых россиян покидают родину в поисках лучших карьерных шансов. На Запад тянет в основном музыкантов. Почему?

Прошло уже пять лет с того момента, как Музаффер М. уехал из России. 25-летний пианист учится в Гамбургской высшей школе музыки и театра, здесь он планирует также пойти в магистратуру. Возвращаться обратно он не собирается. «В Германии я чувствую себя как дома. Люди общаются немного по-другому, но это мне не мешает».

В России карьерные перспективы невелики. Между тем большая часть связей с друзьями и знакомыми оборвалась. К разлуке с семьей он уже привык. «Иногда я начинал тосковать по родине. Но в ноябре мы встретились с мамой и сестрой в Барселоне. И тогда мне стало понятно — я смогу обойтись без России».

К иммиграции его подтолкнула не только учеба, но также и стремление к новому. Политически активным человеком он себя не считает. «Есть молодые россияне, которые приехали сюда, потому что критически относятся к позиции Кремля. Я не отношусь к этой группе».

Когда Музаффер уехал из России, страна процветала благодаря высоким ценам на нефть. Надежная конъюнктура тогда способствовала относительно спокойным настроениям в стране. Сейчас все по-другому. Налицо продолжающаяся рецессия, которая лишь частично обусловлена санкциями. Номинальный ВВП сократился на 40% по сравнению с 2013 годом. Реальные доходы населения снижаются третий год подряд. Из-за этого началось стремительное ужесточение внутренней политики. Оппозицию сегодня подавляют намного более жестко, спецслужбы получают более широкие полномочия, и интернет попал под растущий государственный контроль.

«В России мне приходилось бороться»

Музаффер рассматривает Германию как трамплин. Здешняя система образования дает музыкантам возможность заработать себе имя в Европе. Вместе с тем нужно и много трудиться. «Чтобы чего-то достичь, нужно пахать. Но коэффициент полезного действия выше, чем у нас. Если ты целеустремленный, добьешься многого».

Студент Веймарской высшей школы музыки имени Листа Илья А. придерживается такого же мнения. 23-летний кларнетист высоко ценит равенство шансов. «Национальность или цвет кожи не играют роли, если ты настоящий профессионал. Это я ценю в Германии и вообще в Европе». И условия обучения тоже хорошие. Однако он отмечает, что комфортное окружение приводит к трудностям личного характера. «В России приходилось бороться, чтобы найти зал для репетиций. В Веймаре он в любое время в моем распоряжении. Сейчас я могу больше репетировать, но мой пыл несколько угас».

«Без особых перспектив успеха»

Самая большая проблема для молодого кларнетиста — различия в менталитете. «Вначале я хотел улучшить свой немецкий язык, чтобы ускорить интеграцию. Но сейчас у меня уже совсем нет желания этого делать, потому что я просто не могу найти с немцами общих тем. Здесь все холодные и отчужденные. Часто у меня возникает чувство, что никому нет никакого дела до меня».

Ксения Ц., изучающая классическое пение в Университете искусств в Берлине, считает иначе. Культурные различия, по мнению 26-летней девушки, невелики. Ее расстраивает бюрократия. «Для меня было непривычно писать письменные запросы по любому поводу и получать на них многостраничные ответы. В России такого нет».

Свое будущее исполнительница не видит в Германии. Но пока выбора нет. «В Москве я для себя не вижу реальных перспектив профессионального успеха. Но я всем сердцем люблю этот город. Там живут мои родители, мой друг. Я очень надеюсь, что мне удастся туда вернуться».

«Лучше уехать на Запад»

Миграционные настроения среди музыкантов соответствуют общему тренду среди молодых россиян. Согласно опросу государственного исследовательского центра ВЦИОМ, почти каждый третий россиянин в возрасте от 18 до 24 лет хочет уехать за границу. По сравнению с 2016 годом эта цифра выросла на десять процентных пунктов до 31%.

Однако эксперты советуют воздержаться от паники. «Я бы сказал, что количество уезжающих студентов остается на том же уровне. Кроме того, страну покидают не всегда лучшие», — говорит Владимир Громадин, преподаватель музыкальной школы в Москве.

Доцент Московской государственной консерватории Степан Якович также не видит причин для беспокойства, однако указывает на значительные трудности, с которыми стакиваются его студенты. «Думаю, им тяжело сделать мировую карьеру, не покидая России. Студентам, у которых здесь нет серьезной поддержки, возможно, лучше отправиться на Запад».

В действительности весь масштаб происходящего оценить тяжело. По оценкам экспертов РАНХиГС, речь идет о 100 тысячах человек в год, значительную часть которых составляют выпускники вузов. Член президиума РАН Николай Долгушкин называет цифру 44 тысяч человек. Вместе с тем, он отмечает, что речь идет об удвоении показателя с 2013 года.

Борьба с оттоком кадров не раз обсуждалась на правительственном уровне — пока что без результатов. При этом многие считают действенной выдвигаемую российским правым популистом Владимиром Жириновским идею по борьбе с оттоком талантов. По его мнению, изучение иностранных языков в школах должно быть платным. Предложение сейчас активно обсуждается. Но проект подобного закона пока не планируется.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.