Уральский город Екатеринбург — настоящий клад для любителей авангарда в архитектуре двадцатых годов XX века. Более 140 городских построек свидетельствуют о том, что этот город, расположенный в полутора тысячах километров к востоку от Москвы, некогда был центром конструктивизма, который искал новые формы жизни и организации общественного пространства. Впрочем, этим занимались и остальные передовые тенденции и школы того времени, в том числе и немецкий Баухаус, которому в этом году исполняется сто лет.

Местные власти долгое время оставляли екатеринбургский конструктивизм без внимания, однако в последнее время он постепенно обретает новую жизнь благодаря деятельности архитекторов, градостроителей и в целом энтузиастов, которые хотят возродить культурное наследие города. Екатеринбуржцам пока удалось приостановить проект некоторых олигархов по постройке в центре города гигантского собора в стиле XVIII века.

Архитектор Борис Демидов говорит, что в девяностые годы екатеринбургские чиновники проявляли полное невежество перед иностранными гостями, которые просили показать им конструктивистское наследие города. Даже в 2012 году, в разгар кампании за право проведения «ЭКСПО-2020», фасады самых знаменитых памятников конструктивизма были завешаны рекламными плакатами.

С тех пор все изменилось. С фасадов зданий исчезла реклама, а власти поняли, что стиль, определяющий характер всего Екатеринбурга, является всемирно признанной ценностью, пусть даже они еще и не привыкли относиться к нему с должным почтением. Архитектор Марина Сахарова утверждает, что муниципальные власти мало заинтересованы во включении памятников конструктивизма в список наследия ЮНЕСКО и продолжают сносить их ради расширения и модернизации города. Урбанист Никита Сучков отмечает, что три подобных объекта были уничтожены в 2018 году.

Конструктивизм Екатеринбурга зародился благодаря крупным проектам по экономическому и промышленному развитию одного из главных металлургических регионов России, который в конце 1923 года вошел в состав Уральской области площадью в 1,8 миллиона км2. Для развития и модернизации его столицы, Екатеринбурга, из Москвы и Ленинграда была прислана группа архитекторов, в которую входили, среди прочих, выпускники школы Баухаус, например Бела Шеффлер, один из учеников Ханнеса Майера (директора Баухауса с 1928 по 1930 год). Майер переехал в СССР в начале тридцатых годов, когда начались первые нападки со стороны нацистов на знаменитую архитектурную школу.

Уральская область как административная единица просуществовала до 1934 года, когда ее границы были переформированы. В Екатеринбурге претворялись в жизнь принципы новой социалистической архитектуры и общественной организации. В результате город наполнился геометрическими и функциональными зданиями, характерными и для других крупных промышленных центров — Перми, Челябинска и Нижнего Тагила.

Здания-символы той эпохи до сих пор можно увидеть на проспекте Ленина. Главный почтамт, «Городок чекистов» (построенный для размещения сотрудников органов безопасности и их семей) и Дом печати растянулись вдоль проспекта Ленина, который стал настоящим музеем эволюции конструктивизма — от первоначальных «голых» линий до форм, украшенных декором («обогащенный конструктивизм» и сталинский неоклассицизм). Этот последний этап настал в 1932 году, когда авангард попал в немилость идеологических и культурных лидеров СССР.

Тем временем Уральская область продолжала служить экспериментальной площадкой: там проходили конкурсы, в которых принимали участие как лучшие архитекторы СССР, так и международные мастера. Составлялись проекты жилых домов, рабочих клубов и помещений для различных учреждений. Были среди них как вполне практичные, так и абсолютно утопические проекты.

Первый музей

Екатеринбургский конструктивизм возрождается усилиями сотрудников первого музея, посвященного конструктивизму (открыт в 2017 году). Кроме того, ежегодно с 2015 года проводятся «Дни конструктивизма». Первый музей конструктивизма был открыт по инициативе градостроителя Никиты Сучкова, при финансовой поддержке фонда олигарха Владимира Потанина, в доме Уральского областного совета, построенного Моисеем Гинзбургом и Александром Пастернаком в 1929-1932 годах. Сучков сказал, что платит арендную плату в размере 15 тысяч рублей в месяц (около 200 евро) и содержит музей на доход от экскурсий.

Музей расположен в «Ячейке F», площадью 32 м2, с двумя уровнями, соединенными лестницей. Из коридора можно попасть в шестнадцать одинаковых квартир. В одной из ячеек живут знаменитые архитекторы Борис Демидов и Елена Мамаева. Благодаря музею здание стало центром интеллектуальной деятельности.

Екатеринбургские волонтеры и активисты также спасли Белую башню (водонапорная башня, работа архитектора Моисея Рейшера, построенная в 1931 году). Долгое время башня снабжала водой Уральский машиностроительный завод, один из промышленных гигантов СССР, и весь район вокруг. Когда уровень воды в озере сильно понизился, башня перестала функционировать. После распада СССР и приватизации Уралмаша башню пытались использовать в нескольких проектах, но все они оказались неудачными. Потом вокруг нее образовалась свалка, и она покрылась граффити. В 2013 году группа студентов-архитекторов «PODELNIKI» очистила башню, вставила новые окна и двери и заделала щели. В настоящее время они проводят различные культурные мероприятия в башне, которая является самым высоким зданием в Уралмаше (29 метров высотой). Кроме того, «PODELNIKI» собирают пожертвования на реставрацию сооружения.

Конструктивизм является стилистической доминантой и в таких районах Екатеринбурга, как Орджоникидзевский, где находится Уралмаш, задуманный как социалистический город. В этом районе находится столовая, где, как ошибочно предполагалось, рабочие будут есть приготовленную для них еду, вместо того чтобы готовить дома. Там же стоит Дом культуры, мраморное здание, украшенное картинами в духе социалистического реализма, где проходят многочисленные мероприятия, от шахматных турниров до хорового пения. Директор Дома культуры, Мария Шарятникова, уверяет, что реставрация здания будет окончена к 300-летию основания Екатеринбурга, в 2023 году. Рядом находится гостиница «Мадрид» 1938 года постройки (изначально предназначавшаяся для иностранных специалистов, а затем и для простых рабочих). Перед гостиницей открывается площадь Первой Пятилетки, где в 1963 году Фидель Кастро встречал социалистических товарищей во время своего визита в СССР.

Для включения этих памятников архитектуры в список ЮНЕСКО требуется длительная бумажная волокита. Необходимо либо отдать приоритет защите отдельно стоящих объектов, например стадиона Динамо или Дома чекистов, либо сосредоточить внимание на архитектурных комплексах. В Доме чекистов восстановительные работы затруднены изменениями, уже внесенными в ансамбль, или перепланировкой квартир (для создания кухонь, отсутствовавших в изначальном проекте). Некоторые из отремонтированных квартир стали элитным жильем в центре города.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.