Российские компании получили не слишком красящий их титул «наиболее коррумпированных в мире предприятий». Так, по данным Transparency International, российские компании наиболее склонны давать взятки ради достижения своих целей. В этом они обогнали даже китайцев. Исследование было проведено в 2011 году среди 3000 бизнесменов, оценивавших уровень коррупционности 28 стран. Когда предпринимателю из России задали вопрос на эту тему, он заявил: «Никогда не слышал, чтобы в России говорили об этической стороне ведения бизнеса».

Как объяснить подобный результат? Первое объяснение кроется в истории. Жители России – как в царские времена, так и в эпоху СССР – всегда сталкивались с вымогательством и различными нарушениями. Романы Николая Гоголя изобилуют описаниями российских чиновников – некомпетентных и вороватых. И совершенно неочевидно, что возросшая компетентность за последние 20 лет привела к большей честности экономических игроков.

Исходя из этой традиции, не следует удивляться политической пассивности и нерешительности в плане борьбы с махинациями в российском обществе. Как следует из опроса, проведенного среди 1000 человек а 2010 году, 26% россиян признали, что за последний год давали взятку, в то время как среди французов этот показатель – 7%. Когда треть населения согласна дать взятку, то же самое делают и целые компании. Россия, по оценкам Transparency International занимающая 143-е место из 182 по уровню коррупции, является одной из самых коррумпированных стран планеты. В подобной стране компании с успехом дают взятки, чтобы достичь желаемых целей.

Следующая причина состоит в слабости законодательной базы, особенно в части исполнения законов. Так, российские политики часто заявляют о желании бороться с коррупцией и регулярно сообщают об ужесточении соответствующих законов.

В реальности же случаи коррупции множатся, при этом нет ни одного государственного института, который мог бы выступить гарантом соблюдения правил экономической игры. Исследование Всемирного банка среди 552 российских топ-менеджеров показало, что законы и их применение никоим образом не отпугивают их от использования взяток для получения желаемого.

Одна юная девушка рассказала мне, как полицейские вымогали у нее в Санкт-Петербурге деньги. Чтобы не давать взятку, она позвонила своему родственнику – высокопоставленному чину в Министерстве юстиции. Телефонный разговор, состоявшийся между полицейским и этим чиновником, привел лишь к тому, что запрашиваемая сумма была снижена. Таким образом, даже законодательные барьеры не гарантируют гражданину защиту от вымогательства.

Наконец, в России нет свободы прессы и активности гражданского общества, которые позволили бы обличать нарушения и заставляли бы следовать закону. Так, свобода прессы зачастую попирается, как об этом свидетельствует убийство журналистки Анны Политковской в октябре 2006 года. Оно до сих пор не раскрыто. Власть прессы таким образом нелегко использовать для обличения махинаций и борьбы таким образом с коррупцией. Показательный случай давления на гражданское общество – дело Сергея Магнитского.

Он скончался в СИЗО 16 ноября 2009 года после того, как раскрыл гигантскую коррупционную сеть на самой верхушке российской власти. Словно лучик света, осветивший неприглядную картину коррупции в России, отвага Магнитского показывает, что часть российского населения готова выводить на чистую воду взяточников, даже если дорога к правовому государству еще длинна и усеяна нарушениями.

Бертран Венар – профессор Высшей школы коммерции в Нанте Audencia, научный сотрудник Оксфорда.