Всякая рыночная «лихорадка» достигает своего пика, игроки, представляя себя супер инвесторами, начинают жить в сюрреалистическом мире. Как пишут британские эксперты, случай с Initial Coin Offerings (ICO) — не исключение. Компания POW в своей рекламе в Facebook приглашает пользователей сети «бесплатно» приобрести ее токены и обещает, что те, кто первыми воспользуются предложением, смогут обменять токены на другие аналогичные цифровые единицы, стоимость которых, ожидаемо, составит 124 миллиарда долларов, что превратит их обладателей в самых богатых людей на планете«. Неплохая доходность для нулевой суммы инвестиций с нулевым уровнем риска, вам не кажется?— задаются риторическим вопросом авторы статьи. Тем не менее, приходится констатировать, что как бы странно ни выглядели эти новые пузыри, противостоять им сложно: никто не хочет остаться на перроне последним. При этом, считают эксперты, все намного сложнее. Это не просто сомнительная азартная игра, на которой все помешались. Здесь, говорят аналитики, — нечто большее, чем просто жадность.


Бум ICO — попросту естественное продолжение быстроразвивающегося и подчас загадочного мира криптовалют. Данные единицы представляют собой новую форму денег (самые известные примеры — Биткойн и Эфир), используемые в транзакциях, записываемых при помощи технологии распределенного реестра blockchain. ICO представляет собой способ привлечения финансирования, которое записывается в контрактах на базе blockchain. Чтобы осуществить инвестицию, клиенты системы используют криптовалюту, которой расплачиваются за токены. Токены впоследствии становятся квазивалютой, используемой внутри компании. Например, новая социальная сеть может финансироваться при помощи ICO. Впоследствии, после запуска проекта, она предоставляет пользователям возможность тратить токены на товары и услуги внутри своей сети. Таким образом, спрос на токены проектов, оказавшихся успешными, в соответствии с законами рынка будет расти, а инвесторы, вошедшие в бизнес на его ранней стадии, окажутся в крупном выигрыше. ICO представляют собой одновременно новую форму краудфандинга и технологический способ уйти от норм регулирования, ограничивающих процесс привлечения компаниями традиционных инвестиций. Британские эксперты считают, что в этом тоже кроется причина наблюдаемого всеобщего ажиотажа вокруг ICO. Эфир, криптовалюта, используемая в blockchain системе Эфириум, выросла за прошлый год к доллару на 2400 % и в настоящее время имеет рыночную капитализацию в 28 миллиардов долларов. При этом с начала 2017 года ICO привлекли два миллиарда долларов.


Эксперты пытаются разобраться, почему — при том, что все выглядит как неразумное поведение инвесторов, обреченное на печальный финал, — это безумие продолжается? Ответ, по их мнению, довольно прост: пузырям столько же лет, сколько самим финансам, которые экономисты за столетия изучили вдоль и поперек. И хотя в большинстве случаев всю ответственность за появление пузырей сваливают на дешевые и доступные кредиты, ничто не создает ажиотаж так, как сам человек. Выдающийся американский экономист Чарльз Киндлбергер (Charles Kindelberger) в своей книге «Мания, паника и крах» (Manias, Panics and Crashes), изданной в 1978 году, проанализировал и описал как энтузиазм по поводу вновь возникших рынков или технологий, как правило, выражающийся в чрезмерном оптимизме, в конечном итоге разбивается о жестокую реальность.


Все, по мнению авторов статьи, выглядит довольно странно и по сути противоречит идее эффективного рынка, доказывающей, что цены на активы отражают дисконтированную стоимость ожидаемых от них будущих прибылей, а варианты легкого, безрискового заработка практически не встречаются. При этом экономисты давно обратили внимание на тот факт, что эффективность — слабый ограничитель для рынков. Ожидаемая дисконтированная стоимость дивидендов, например, в долгосрочной перспективе меняется в значительно меньшей степени, чем фондовые индексы, что означает, что взгляды людей на ситуацию в мире отличаются от реальности гораздо сильнее, чем предполагает исторический опыт. Рынки хорошо устанавливают цену отдельных акций, но не всего объема ценных бумаг. Economist напоминает слова американского экономиста, Ноблевского лауреата, Пола Самуэльсона (Paul Samuelson): рынки «микроЭффективны и макроНЕэффективны». Впрочем, возможно, все это происходит из-за того, что индивидуальные акции чаще предоставляют достаточно информированным инвесторам возможности для быстрого безрискового заработка.


Мания ICO, разумеется, представляет собой процесс, далекий от разумного инвестирования. Подобные ей рыночные отклонения случаются тогда, когда придерживание пессимистичной позиции (например, игра на понижение актива в надежде на падение его котировки) для игроков рынка затруднительно. Оборот ценных бумаг ряда компаний «технологического бума» 1990-х был настолько небольшим, что игра на их понижение была практически невозможна. Впоследствии, по мере возрастания объема эмиссии, пессимизм на рынке возобладал, и котировки этих акций падали. Играть на понижение рынка жилья, как выяснилось, также очень сложно — те смельчаки, кто в ходе глобального финансового кризиса поставил на падение цен на жилую недвижимость, в конечном итоге сделали целые состояния. Сегодня уже существует возможность играть на понижение курса криптовалют, однако нельзя «шортить» ни один из токенов, предлагаемых компаниями в рамках ICO (разумеется, это означало бы потери для покупателей токенов, если такой процесс можно назвать потерей).


Эксперты уверены, что серьезную роль в процессе распространения мании имеют эмоции людей. Американский экономист Роберт Шиллер (Robert Shiller), создавший подраздел экономической науки «поведенческие финансы» и получивший за это Нобелевскую премию, замечает, что «идеи, имеющие отношение к рынкам, распространяются со скоростью эпидемии». В любой момент времени различные утверждения, предсказывающие будущее, потенциально правдивы и всегда имеют доказательства и «за» и «против». Время от времени отдельные утверждения о будущем становятся крайне заразительными. Инвесторы, поддавшиеся им, воспринимают позитивные новости и не замечают негативные, чем способствуют дальнейшему распространению энтузиазма. Все это толкает цены вверх, подыгрывая «быкам» на рынке. Изобретение ICO, возможно, и впрямь существенная инновация, которая принесет большие прибыли ее «первопроходцам». В то же время регуляторы могут не позволить данному явлению стать чем-то большим, чем результат простого любопытства (Китай и Южная Корея уже запретили ICO). Не исключено, что негативные новости об ICO станут следующим заразным «вирусом».


Эксперты утверждают, что оптимизм особенно заразен на конкурирующих между собой онлайн-площадках. Электронные платформы (предоставляют «цифровое пространство» где компании-клиенты могут вести бизнес), а также социальные сети получают ценность по мере увеличения числа их пользователей. Люди хотят быть там, где пребывает большинство. Как правило, одна из массы конкурирующих платформ, в конце концов, одерживает верх над остальными, а те, кто вложился в нее на начальном этапе, — получают свою огромную прибыль. Вместе с тем, вследствие ошибок в анализе инвесторов уровень, по которому рынок оценивает стоимость подавляющего большинства присутствующих на рынке компаний, оказывается чрезмерно высокой и имеет явные признаки пузыря. В то же время оценка стоимости победившей в конкурентной борьбе компании, казавшаяся чрезмерно высокой в процессе надувания «пузыря», воспринимается впоследствии как обоснованная. Таким образом, одну или две компании, осуществившие ICO, а также криптовалюты, вероятно ждет аналогичная судьба, — при условии, что они найдут широкое применение среди пользователей. Представьте себе, например, крипто версию Google и пожалейте тех, кто вложился в токены Alta Vista.


Эксперты заключают: взрыв энтузиазма инвесторов периодически, если не всегда влечет за собой волну экспериментов и инвестиций, создавая предпосылки для будущего роста. Но здесь нужно быть осторожным. Рынки не всегда эффективны, но достаточно эффективны, чтобы наказать тех, кто ошибается, ставя на одну из версий будущего и веря в ее неизбежность.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.