«Займи Уолл-стрит», «Нас 99%»… Зародившиеся после финансового кризиса 2007 года общественные движения вновь найдут аргументы в поддержку своих позиций и пищу для гнева. Выход 14 декабря доклада, который стал плодом работы сотни экономистов из самых разных стран (они объединились в World Wealth and Income Database, WID.world), проливает свет на одну из главных тем начала этого века.


Мировой успех книги Тома Пикетти (Thomas Piketty) «Капитал в XXI веке», которая появилась в продаже в 2013 году и разошлась тиражом в 2,5 миллиона экземпляров, показал масштабы имеющихся на этот счет вопросов по всему миру.


Это явление прекрасно задокументировано в развитых странах, однако оно не лучшим образом изучено в развивающихся. Некоторые из них, бесспорно, извлекли для себя немалую выгоду из двух десятилетий открытого рынка, однако нам мало что известно о разбросе среди их населения по уровню доходов и размеру имущества.


Заслуга представленной сегодня работы заключается в том, что она берется за решение этой задачи. До недавнего времени единственным источником сведений были опросы семей, которые проводились крупными организациями вроде Всемирного банка, ООН и ОЭСР. Работа специалистов WID под руководством Факундо Альваредо (Facundo Alvaredo), Люка Шанселя (Lucas Chancel), Тома Пикетти, Эммануэля Саэза (Emmanuel Saez) и Габриэля Цукмана (Gabriel Zucman) дополнила эту информацию национальными бухгалтерскими и налоговыми данными, чего не было ранее.


Речь идет о самом подробном исследовании за длительный период (1980-2016) в большом числе стран (почти 70 в том, что касается доходов). Несмотря на определенные пробелы (Африка) и неточности, оно позволяет рассмотреть траекторию движения людей всех категорий доходов и имущества, а не только самых богатых.


Не считая общего роста, который уходит корнями в волну либерализации 1980-1990-х годов с последующим скачком товарообмена в связи с глобализацией, сравнение разных зон мира указывает на существование чрезвычайно неоднородных ситуаций, ставших следствием совершенно разных культурных и политических реакций.


Рассматриваем ли мы этот подъем неравенства как неизбежную плату из инновации и принесенное ими экономическое процветание, или же задаемся вопросом об экономическом и политическом дисбалансе, который он может вызывать в наших обществах, эти ценнейшие и подробнейшие данные закладывают основу очень важного, но только набирающего обороты обсуждения. Именно поэтому Le Monde публикует в течение трех дней исследования, репортажи и статьи по этой теме. Предлагаем вам ознакомиться с основными элементами работы WID.


Неравенство в доходах выросло повсюду


Усиление неравенства доходов наблюдалось в течение последних десятилетий практически по всему миру. Эту тенденцию можно представить графически: знаменитый «слон» (кривая выглядит как его голова и хобот), который был популяризирован экономистом Бранко Милановичем (Branko Milanovic) и вновь отмечается в этом докладе.


Из него следует, что с 1980-х годов 1% самых богатых людей мира перетянули на себя 27% роста доходов против 12% у 50% самых бедных. Как бы то ни было, доходы этой категории тоже пошли вверх, в частности благодаря подъему развивающихся стран во главе с Китаем. Что касается расположившихся между двумя этими группами людей (по большей части, западный средний класс), в их случае наблюдается крайне незначительный рост или даже стагнация с 1980 по 2016 год.


На мировом уровне рост неравенства несколько сбавил обороты после 2007 года. По мнению авторов доклада, это связано с медленным уравнением среднего дохода разных регионов мира.


Как и неравенство в имуществе


Неравенство измеряется не только доходами. Оно касается и имеющегося у людей имущества, в частности недвижимости, финансовых активов и долей предприятий. Сейчас в мире уровень такого неравенства на 20-30% ниже, чем в начале ХХ века.


Как бы то ни было, он вновь начал расти с 1980 годов в большинстве стран и в частности в США, где 1% самых богатых держали в руках 39% имущества граждан в 2014 году, против 22% в 1980 году. Явление получило меньшее развитие во Франции и Великобритании, где неравенство в доходах не так велико, а у среднего класса имелся широкий доступ к недвижимости за этот период, что несколько замедлило увеличение разрыва.


Разнородная ситуация в зависимости от стран


В различных регионах мира может складываться совершенно разная картина. В 2016 году 10% самых богатых принадлежало 37% национального дохода в Европе, 41% в Китае, 47% в Северной Америке, 55% в Индии и Бразилии…


Кроме того, темпы роста неравенства тоже варьируются в зависимости от стран. По мнению авторов доклада, это означает, что «государственные ведомства и политика играют роль в их изменении». Так, США и Европа шли неодинаковыми путем, несмотря на сравнимый уровень экономической открытости. Уровень неравенства в обоих регионах был близок в 1980-х годах. Однако затем оно начало расти намного более быстро и активно в США.


Что касается развивающихся стран, пути Индии и Китая тоже разошлись: с 1980-х годов среди индийского населения наблюдался намного более существенный рост неравенства.


Массовое движение капиталов в частный сектор


С 1980-х годов большинство стран стали богаче… Только вот их правительства обеднели, что стало одной из движущих сил роста неравенства. В доказательство доклад рассматривает распределение государственного и частного капиталов, сумма которых представляет собой все, чем владеет страна. «С 1980-х годов практически повсюду наблюдалось массовое движение из первого во второй», — подчеркивают авторы доклада.


В годы «славного тридцатилетия» государственные активы (жилье, земли, доли госпредприятий… за вычетом госдолга) развитых экономик составляли более 40% национального дохода. Все изменилось с 1970-х годов в связи с приватизациями и ростом госзаймов. В результате баланс государственных активов сейчас отрицателен в США и Великобритании, и лишь едва выходит на положительный уровень во Франции, Германии и Японии. В России и Китае эта доля сократилась с 60-70% в 1980-х годах до 20-30% сегодня.


Параллельно с этим частный капитал резко пошел в гору, с 200-350% национального дохода богатых экономик в 1970-х годах, до 400-700% сегодня. «Это ограничивает возможности правительства в перераспределении богатств и торможении роста неравенства», — отмечается в исследовании. Единственным исключением стали страны, которые воспользовались нефтяными доходами для формирования госфонда, как Норвегия.


Европу защищает ее социальная модель


Как отмечается в нескольких главах исследования, Европа — регион, где разница между 0,001% самых богатых и 50% самых бедных выражена меньше всего. Такая ситуация во многом связана со сформировавшейся после Второй мировой войны социальной моделью (щедрая система распределения и прогрессивная налоговая система), более выгодной для простого населения политикой оплаты труда и относительным равноправием в системе образования.


Как бы то ни было, с 1970-х годов неравенство там тоже усилилось. Кроме того, в регионе наблюдаются сильный контраст между добившимися очень много в плане равенстве северными странами и государствами вроде Испании, которая все еще не может прийти в себя после лопнувшего в 2008 году пузыря на рынке недвижимости.


США — сильнейшее неравенство среди богатых стран


В 2014 году на 1% самых богатых американцев приходилось более 20% национальных доходов против 12,5% у 50% самых бедных. Доходы последних застыли на месте с 1980 года, несмотря на 60% увеличение средней зарплаты (до выплаты налогов).


При этом в ХХ веке в американском обществе долгое время было больше равенства, чем в европейском. Тенденция изменилась вместе с ослаблением государственного регулирования и снижением налогов при Рональде Рейгане. С тех пор прогрессивное налогообложение практически сошло на нет, минимальная зарплата была практически заморожена, а неравенства с доступом к образованию и здравоохранению достигли пика. Рост нетрудовых доходов (от капитала) с 2000 года лишь усиливает неравенство.


Ближний Восток — лидер в неравенстве


На Ближнем Востоке на 10% самых богатых приходится более 60% национального дохода. Авторы рассматривали регион как единое целое в силу его относительной культурной однородности и равного Западной Европе населения.


Нефтяная рента усиливает неравенство между разными странами: на богатые углеводородами государства Персидского залива приходится половина регионального дохода при 15% доле населения. Сильнейшие неравенства наблюдаются и в них самих, в частности между пользующимися целым рядом привилегий гражданами и растущим числом иммигрантов, чей труд очень плохо оплачивается.


Россия — падение железного занавеса было на руку самым богатым


После 1989 года распад коммунистической системы сопровождался радикальными переменами в России: либерализация рынка товаров и услуг, массовые приватизации, сильнейший рост инфляции. Средние доходы выросли, но то же самое касается и неравенства: олигархи подмяли под себя часть ресурсов (прежде всего, нефтяных), а нестабильность в трудоустройстве получила большее распространение.


В результате доля 50% самых бедных в национальном доходе сократилась с 30% до 20% с 1989 года, тогда как доля самых богатых возросла с 25% до 45%. Как бы то ни было, в связи с недостатком данных на эти цифры необходимо смотреть с осторожностью: коммунистический период сопровождался сильным, но с трудом поддававшимся измерению неравенством в плане прав и качества жизни.


Африка становится все беднее по отношению к другим континентам


Стоит отметить, что один регион все же остался за бортом процесса сближения мировых доходов: речь идет о черной Африке, где средняя зарплата росла втрое медленнее, чем во всем остальном мире с 1980 по 2016 год. Причиной тому стала череда политических и экономических кризисов.


За исключением нескольких стран, в распоряжении имеется крайне мало статистических данных для оценки уровня неравенства на континенте. Как бы то ни было, немногочисленные доступные сведения указывают на еще более сильный разброс, чем это следовало из предыдущих оценок. Так, например, неравенство очень сильно в ЮАР, что является наследием давней политики апартеида.


Тенденция обострится, если ничего не изменится


По словам экономистов, если государства ничего не предпримут, неравенство продолжит расти в ближайшие десятилетия. Такими темпами, в 2050 году имущество 0,1% самых богатых (в Китае, ЕС и США) будет равно имуществу всего среднего класса.


«Если же страны будут следовать умеренному курсу, как в Европе, у них получится уменьшить неравенство, как и бедность», — уверены специалисты.


Как? Введением прогрессивного налогообложения, чтобы уменьшить неравенство после выплаты налогов и оттолкнуть богатых от накопления имущества. Кроме того, нужно облегчить доступ к образованию (необходим для трудоустройства с более высокой зарплатой) и расширить инвестиции в здравоохранение.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.