Ни для кого не секрет, что за появлением в Белом доме Дональда Трампа стояли экономические интересы военной промышленности, нефтяников — приверженцев новой технологии гидроразрыва пласта и крупных компаний-промоутеров ГМО, спекулирующих на ценах продуктов.

В недавних действиях, предпринятых Трампом в Латинской Америке, таких, как отправка национальной гвардии на границу США и Мексики и безусловная поддержка захвата стратегически важных районов добычи нефти на континенте, — усматривается влияние этих гигантских компаний.

Показательны и его решения в отношении Ирана, что сразу сказалось на котировках акций военных компаний и на цене нефти. Последняя уже колеблется в районе 80 долларов за баррель и может подняться еще выше, обеспечивая высокую рентабельность компаний, занимающихся добычей нефти по дорогостоящей технологии гидроразрыва пласта.

Всего несколько месяцев назад США производили 145 тысяч баррелей сланцевой нефти, а скоро будет установлен исторический рекорд в 7,18 миллионов баррелей сланцевой нефти в день. Таковы данные Управления по энергетической информации США. Это также сопровождается впечатляющим ростом американской добычи природного газа — свыше 68 миллиардов 100 миллионов кубических футов в день.

Все это, вместе с падением добычи в латиноамериканских странах, привело к тому, что цена сырой нефти «Brent» на финансовом рынке повысилась. В этих условиях американские нефтяные компании не несут убытков, в то время как компаниям Южного конуса навязываются фиксированные цены покупки. И это при том, что в конце года цена на нефть, с большой вероятностью, превысит планку в 100 долларов за баррель.

В такой ситуации США оказались на третьем месте в мире по добыче нефти, проигрывая только России и Саудовской Аравии и сильно опережая Бразилию (10-е место), Венесуэлу (11-е) и Мексику (12-е) (по данным ОПЕК на 2018 год).

Сейчас крупные нефтяные корпоративные компании оказались в сказке, ставшей реальностью. Рынки и латиноамериканское нефтяное производство, до недавнего времени находившиеся в руках государственных предприятий, начинают открываться и приносить невообразимую прибыль международному капитализму.

Страны Латинской Америки — от Бразилии и Мексики до Колумбии, Аргентины и Уругвая — выставляют свои земли, прибрежные воды и моря на международных аукционах. В целом они продают более 500 тысяч квадратных километров — что равняется площади Испании.

Ситуация в латиноамериканских странах достаточно плачевна. Например, в Мексике добыча нефти резко падает. По состоянию на март этого года у «PEMEX» — мексиканской государственной нефтегазовой компании — было отмечено падение производства на 7,6% в год, а добыча составила всего 864 миллионов баррелей сырой нефти в день, то есть уменьшилась на 153 340 баррелей в день. Все это происходит в контексте открытости энергетического рынка, стартовавшей в 2013 году и запустившей поток отечественных и зарубежных частных инвестиций, которым были поставлены задачи разведки и последующей эксплуатации наземных и глубоководных нефтяных скважин.

Существует уже более 100 частных иностранных контрактов на сумму около 160 миллиардов долларов. Фактически это означает захват стратегических территорий иностранными компаниями, такими как «Тоталь», «Эксон», «Шеврон», «Чайна Оффшор», и появление новых компаний, возглавляемых мексиканскими политиками, например «Сьерра Энержи». На 100 тысячах квадратных километров в Мексике (что равно площади Греции) уже проводится разведка, а в будущем возможна добыча нефти.

На это накладывается импорт бензина в Мексику, что ставит страну в зависимое положение. В прошлом году 6 из 10 литров бензина были импортированы, в то время как в первом квартале 2018 года из-за рубежа были импортированы 7,5 из 10 литров. Это отразилось и на жизни обычных мексиканцев, спровоцировав самую высокую инфляцию за последние десятилетия.

С 1982 года правительство Мексики не построило ни одного нефтеперерабатывающего завода, а три из шести существующих в Мексике нефтеперерабатывающих заводов были временно закрыты за первые два месяца этого года из-за проблем с эксплуатацией. К этому добавляется сговор между преступностью и политиками в краже бензина: с 2014 года подпольная утечка бензина увеличилась более чем в три раза, главным образом в штатах Гуанахуато, Пуэбла и Тамаулипас.

Ситуация в Венесуэле в области добычи нефти аналогична. В августе прошлого года добыча составляла 2,1 миллиона баррелей нефти в день, и, согласно отчету ОПЕК, представленному на прошлой неделе, в марте 2018 года в среднем в день добывалось только 1,5 миллиона баррелей, что означает снижение на 28%. К этому добавляется создание крупными корпорациями трудностей, вынуждающих компанию «PDVSA» (государственная нефтегазовая компания Венесуэлы) выполнить свои обязательства по поставкам.

И все это на фоне того, что импорт венесуэльской нефти в США достигает самого низкого уровня с 1982 года в рамках стратегии господства-вмешательства в производство и на нефтяные рынки.

Например, в 2017 году компания «Тоталь» прекратила покупать венесуэльскую сырую нефть, «Мотива», «Филипс 66», «Ситго», «Валеро» и «Шеврон» сократили импорт из Венесуэлы на 70%, 56%, 17%, 13% и 6% соответственно. Это неоспоримое сокращение является преамбулой нефтяного эмбарго против Венесуэлы, которое Трамп собирается объявить в ближайшее время, чтобы добиться изменения курса венесуэльского националистического правительства.

При этом 40% нефти, производимой Венесуэлой, экспортируется в Китай и Индию, которые полностью зависят не только от Венесуэлы, но и от Ирана. Эту ситуацию Трампу будет сложно изменить. В условиях господства США американская нефтяная компания «Конокофилипс» подрывает поставки венесуэльской нефти на азиатские рынки, контролируя активы «PDVSA» на Кюрасао, крупнейшем районе нефтедобычи. Это ставит под угрозу транспортировку сырой нефти, поскольку грузовые суда в любой момент могут оказаться под угрозой изъятия.

Вероятнее всего, к стратегии «Конокофилипса» присоединятся и другие горнодобывающие и нефтяные компании в попытке пошатнуть венесуэльского нефтяного гиганта.

Крах правительства Венесуэлы не устраивает Китай, вложивший в страну значительные инвестиции, а также Россию, которая воспользовалась ситуацией, чтобы укрепиться на нефтяных месторождениях. Поэтому Венесуэла остается зоной международной напряженности, а цены на нефть продолжают расти, что способствует прибыльности корпораций, поддерживавших Трампа в его избирательной кампании.

Некогда влиятельная бразильская компания «Петробас» оказалась в стороне от постоянно растущих инвестиций иностранных корпоративных нефтяных компаний. В июне этого года 16 крупных нефтяных компаний, таких как «Роял Датч», зарегистрировались для участия в масштабных разработках бразильских подсолевых месторождений на дне океана, в которых, по оценкам, содержатся миллиарды баррелей нефти. Этими месторождениями интересуется и американские компании «Шеврон» и «ЭксонМобил», а также норвежская «Статойл» и французская «Тоталь».

Рост цен на нефть, спровоцированный Трампом, идет на руку нефтедобывающим компаниям, поскольку рентабельность обеспечивается при цене не менее 45 долларов за баррель. Поэтому «Бритишь Петролеум» и «ЭксонМобил» уже участвовали в лакомых бразильских аукционах.

Бразильский «Петробас», как и «Пемекс» и «PDVSA», теряют добычу по сравнению с прошлым годом. В своем ежеквартальном отчете за 2018 год «Петробас» сообщает, что общая добыча нефти и природного газа в первом квартале 2018 года составляла 2 680 000 баррелей нефти в день, что на 4% ниже первого квартала 2017 года.

К вышесказанному добавляется падение продаж на 9% и снижение на 7% нефтеперерабатывающего производства. Если в 2010 году «Петробас» контролировал 93% добычи нефти в Бразилии, то в феврале этого года он контролирует только 75%. Пока бывший президент Лула находится в тюрьме, нефтяное месторождение, носящее его имя, приносит стране наибольшее количество нефти и газа — более чем 850 тысяч баррелей нефти в день.

Добыча аргентинской нефти тоже падает — на 3,8% в 2016 году и на 6,3% в 2017 году. В период с 2017 по 2018 год добыча нефти продолжила снижаться — с 3,18 млн. кубометров в 2017 году до 3,15 млн. кубометров в данный момент.

На фоне резкого снижения добычи у главной аргентинской нефтяной компании, добыча «Пан Американ Энерджи» растет на 3,49%, а «Петрокимика Комодоро» — на 28.89%. Кроме того, Аргентина передает международным корпоративам обширные разведочные площади. Ожидается, что в июле этого года Аргентина отдаст под корпоративную разведку нефти более 225 тысяч квадратных километров (что равняется двойной территории Кубы).

Гидроразрывная добыча нефти проводится в аргентинской провинции Неукен. Результатом становится масштабное загрязнение окружающей среды и разрушение традиционного общества индейцев мапуче. Кроме того, затраты воды составляют более 11 миллионов литров. Крупное месторождение «Вака Муэрта» площадью 30 тысяч квадратных километров является главным нефтяным и газовым запасом Аргентины. Но его разработка вступает в конфликт с интересами местного населения.

В ходе деятельности международных нефтяных гигантов поднимается вопрос о праве автохтонного населения на здоровую окружающую среду, территорию и пользование природными ресурсами. Перед лицом этой картины отчуждения и опустошения лучшим для нас выбором остается тот, который был сформулирован Эдуардо Галеано в книге «Вскрытые вены Латинской Америки»: «Выходит, нам ничего не остается, как сложить руки?»

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.