Россия имеет возможности, в том числе технические, чтобы отказаться от транзита своего газа в Европу через Украину, начиная с 2020 года, когда перестанет действовать нынешний контракт на транспортировку топлива. Об этом заявил глава НАК «Нафтогаз Украины» Андрей Коболев в ходе Международной инвестиционной конференции Game of thrones: final season?, которая прошла в Киеве 16 мая. При этом, по словам руководителя холдинга, российская сторона может перекрыть газовый транзит через нашу страну, даже если обходной газопровод «Северный поток-2» не начнет функционировать в начале следующего года, как это запланировано сейчас. «По моей оценке, которую также разделяют и наши европейские партнеры, вероятность того, что 1 января 2020 года мы получим полное прекращение транзита, как это было в январе 2009 года, достаточно высокая», — сказал Коболев.

Он сообщил, что вследствие отказа от украинского маршрута транспортировки газа на европейском рынке может образоваться дефицит в размере порядка 5 миллиардов кубометров топлива. Но, по его словам, сейчас российский «Газпром» наращивает поставки в Европу, очевидно, для того, чтобы создать запасы, достаточные для покрытия этого потенциального дефицита.

Нет транзита — нет поставок

То, что Россия собирается перекрывать трубу на украинском маршруте, «Апостроф» писал ранее.

В 2019 году газовый транзит через Украину составил 86,8 миллиарда кубометров, что на 7% меньше показателя 2017 года — 93,5 миллиарда кубов. Скорее всего, по итогам текущего года цифры будут сопоставимыми — по иронии судьбы, Россия для того, чтобы перекрыть нашей стране транзит в будущем, использует сейчас наш маршрут по полной.

Доходы Украины от транспортировки российского газа составляют порядка 3 миллиардов долларов в год, и прекращение транзита лишит нашу страну этих денег (для Украины большим достижением считается получение транша от Международного валютного фонда в размере чуть более 1 миллиарда долларов).

Но прекращение транзита чревато остановкой или, по крайней мере, существенным сокращением объемов поставок топлива в нашу страну. В этом также состоит замысел российской стороны — ведь не секрет, что, несмотря на то, что официально Украина не покупает газ у РФ с ноября 2015 года, поставки с западного направления, преимущественно из Словакии, осуществляются в основном по так называемому «виртуальному реверсу» — то есть, газ все равно российский, по крайней мере, по своему происхождению.

На это в конце апреля «намекнул» российский президент Владимир Путин, заявив, что без транзита «не будет газоснабжения Украины».

Глава «Нафтогаза» Андрей Коболев тогда отреагировал на это заявление Путина в том смысле, что это приглашение к переговорам по новому соглашению о транзите, который, по словам руководителя украинского холдинга, должно быть заключено по европейским правилам.

Однако вскоре стало ясно, что никаких переговоров Россия проводить не собирается, а заявления о том, что они возобновятся после того, как в Украине будет избран новый президент, оказались банальной уловкой, рассказал коммерческий директор «Нафтогаза» Юрий Витренко. «Учитывая, что российская сторона отказалась проводить трехсторонние переговоры в мае, то есть уже после избрания нового президента Украины, на июнь переговоры тоже не были согласованы, то становится очевидным, что они сознательно затягивают этот процесс. И здесь спекуляции о влиянии выборов президента или парламента является лишь оправданиями», — написал топ-менеджер НАК в Фейсбуке.

Россия садится на потоки

Россия планомерно выдавливает Украину из системы транспортировки газа в Европу, строя для этого обходные газопроводы. Важно отметить, что эти проекты реализовывались даже в период «добрососедских» отношений между двумя странами, то есть, когда у власти в Украине был президент Виктор Янукович (2010-2014 годы). После аннексии Крыма и оккупации части Донбасса они только активизировались.

Сейчас Россия реализовывает два таких проекта — «Северный поток — 2» и «Турецкий поток». Строительство обоих газопроводов планируется закончить до конца 2019 года. Но и у одного, и у другого газопровода есть проблемы. Так, Европейский Союз пока не дает разрешение на прокладку «трубы» «Турецкого потока» по своей территории (как это было и с закрытым ранее «Южным потоком»), а потому на сегодня речь идет только о газопроводе до территории Турции. Но и здесь есть проблемы, так как Турция в последнее время снижает объемы закупок российского газа, к тому же Анкара и Москва еще не согласовали цену топлива, которое будет поставляться по этому маршруту.

Что же касается «Северного потока — 2», то из-за несогласованности маршрута в территориальных водах Дании завершение его строительства и, как следствие, начало эксплуатации может передвинуться на вторую половину 2020 года.

Но, как было сказано выше, даже в этом случае Россия может — и, скорее всего, захочет — прекратить транспортировку газа через Украину уже с января следующего года. В связи с чем есть риск образования дефицита газа в самой Украине.

Дело на миллиард

Что же в этой ситуации делать нашей стране?

Первое, что приходит на ум — это наращивание собственной газодобычи, тем более, что ранее была принята правительственная программа увеличения добычи, предусматривавшая выход на самообеспечение топливом к 2020 году. К этому времени уровень добычи должен был достичь 27,6 миллиарда кубометров. Но эта программа с треском провалилась. В 2018 году добыча составила 21 миллиард кубометров газа, что всего лишь на 500 миллионов кубов или 2,4% больше показателя предыдущего года. В нынешнем году газодобыча продолжает расти — в январе-марте она увеличилась на 3,4% по сравнению с аналогичным периодом 2018 года и составила 5,27 миллиарда кубометров. Очевидно, эти темпы совершенно недостаточны для того, чтобы закрыть тот дефицит, который может образоваться вследствие действий РФ.

Помимо наращивания объемов собственной добычи, которых, как видно, все равно будет недостаточно для того, чтобы полностью отказаться от импорта, по крайней мере, начиная с 2020 года (а реально — еще, как минимум, в течение пяти лет), «Нафтогаз» должен обеспечить закупку газа и его закачку в подземные хранилища (ПХГ), с тем, чтобы использовать его в отопительный сезон.

Сколько нужно закачать на зиму в ПХГ? Эксперты, опрошенные «Апострофом», единодушны в оценках. Как отметил в разговоре с изданием президент Центра глобалистики «Стратегия XXI» Михаил Гончар, если запастись газом до уровня 20-21 миллиарда кубометров, «то Украине все равно, будет ли Россия продолжать транзит, или прервет его».

«Чтобы обеспечить подъем из подземных хранилищ, начиная с января необходимых 130 миллионов кубометров в сутки, нужно, чтобы там (в ПХГ) было к началу отопительного сезона порядка 20 миллиардов, а, еще лучше — 21 миллиард кубометров», — согласен директор спецпроектов научно-технического центра «Психея» Геннадий Рябцев. Однако, как отметил он в комментарии «Апострофу», при нынешних темпах закачки, «у нас будет, в лучшем случае, 17 миллиардов кубометров».

По словам Рябцева, «Нафтогаз» должен зарезервировать мощности для поставок газа со стороны Словакии (именно с этого направления поступает больше всего топлива в Украину — «Апостроф») со словацким оператором «Эустрим» (Eustream). «Если эти реверсные мощности не будут зарезервированы, они будут востребованы другим оператором», — пояснил специалист.

Эксперт программы «Энергетика» аналитического центра «Украинский институт будущего» Андриан Прокип убежден, что закачать в хранилища нужно «не менее 21 миллиарда кубометров газа». «Если покупать газ, то делать это нужно сейчас, пока цены низкие», — сказал он изданию.

Кроме того, считает Прокип, в условиях дефицита газа стоит задуматься и о запасах угля, который, как и газ, используется на некоторых ТЭС. Но с углем также могут возникнуть сложности, инспирированные Россией. «Если у нас возникнут перебои и с углем, и с газом, тогда будет проблема», — предупреждает эксперт.

На европейском рынке газа сегодня сложились достаточно конкурентная ценовая конъюнктура, в связи с чем «Нафтогаз» снизил цены на топливо внутри Украины, в том числе для промышленных предприятий, которые получают газ по рыночным тарифам. Но у холдинга нет денег на закупку необходимого объема газа — по утверждению руководства НАК, на это нужен дополнительно 1 миллиард долларов. Но, похоже, эту проблему можно решить — «Нафтогаз» для привлечения средств готов разместить евробонды, а США, как ожидается, предоставят гарантии под такое размещение, ориентировочно, на 2 миллиарда долларов.

Американский интерес

США также могут помочь нашей стране поставками своего сжиженного газа (СПГ). Ранее Андрей Коболев заявил, что Украина ведет переговоры с американскими компаниями о поставках СПГ, отметив, что стороны близки к тому, чтобы выйти на конкретное соглашение. Этот вопрос также обсуждался в ходе встречи министра энергетики США Рика Перри с президентом Украины Владимиром Зеленским (при участии Андрея Коболева) вскоре после инаугурации главы государства 20 мая.

США стремятся расширить поставки своего газа в Европу, потеснив с этого рынка Россию. В Украину американский СПГ может поставляться из Польши — на побережье Балтийского моря этой страны расположен терминал по приему сжиженного природного газа в Свиноуйсьце. Его мощность составляет 5 миллиардов кубометров, это — около трети необходимого для Польши годового объема газа. Есть планы увеличить мощность терминала до 7,5 миллиарда кубометров.

Но согласятся ли поляки принимать на свой терминал газ в расчете на Украину? Далеко не факт. «У него (терминала) не настолько большая мощность», — говорит Геннадий Рябцев. К тому же, по его словам, между Украиной и Польшей до сих пор нет интерконнектора, который позволил бы осуществлять поставки значительных объемов.

Михаил Гончар допускает получение некоторых объемов американского газа через Польшу. «Но я бы на это сильно не ориентировался: это будет хоть и важная, но символическая поставка. Будет продемонстрировано, что такой маршрут может работать, он технически и технологически готов — почему бы не сделать эксперимент», — пояснил он.

Другое дело, если бы у Украины был свой СПГ-терминал. В 2012 году такой проект разрабатывался, и даже было подписано соглашение о строительстве терминала под Одессой с испанской компанией Gas Natural Fenosa. Однако позже выяснилось, что договор со стороны испанского подрядчика подписал некий «лыжный инструктор», не имевший к нему никакого отношения. С тех пор «лыжный инструктор» в Украине стал устойчивым мемом.

В любом случае, для реализации подобного проекта нужно время. К тому же разрешение на прохождение танкеров в Черное море через Босфор должна дать Турция, а она может этого не сделать. Впрочем, считает Андриан Прокип, «США могут на Турцию оказать влияние, чтобы она обеспечила проход танкеров». «Очевидно, что это в американских интересах закрепления на европейских рынках и укрепления своего геополитического влияния», — пояснил эксперт.

Сейчас цены на СПГ в Европы довольно низкие и сопоставимы с ценами на трубопроводный газ, «но через полгода, через год они могут измениться», предупреждает Прокип. Хотя, в любом случае, «с политической точки зрения такое сотрудничество с США (как и любое другое) вполне целесообразно», — резюмировал он.

Разведка боем

Таким образом, американский газ не сможет принципиально изменить ситуацию. Как уже было сказано выше, наиболее оптимальный вариант, при котором Украина сможет безболезненно пройти осенне-зимний период, является закачка, желательно более 20 миллиардов кубометров газа в хранилища.

По словам Михаила Гончара, отключение транзита через Украину с января 2020 года является наиболее экстремальным сценарием, «но к нему нужно быть готовыми».

Однако вопрос еще и в том, на какое время Россия перекроет украинский маршрут транзита, — эксперты уверены, что РФ не сможет обходиться без него слишком долго.

Очевидно и то, что прекращение транзита через нашу страну станет элементом давления в плане подписания нового контракта на транзит на условиях РФ.

По словам Михаила Гончара, возможные действия РФ по отключению транзита через Украину будут своеобразной «разведкой боем»: если наша страна не выдержит испытания, значит, как уверены в России, Украине будет навязан невыгодный транзитный контракт, если же мы не сломаемся, тогда Москва может пойти на компромисс — но не с Украиной, а с Европой.

«Здесь важно, как будут (европейцы) разговаривать с Украиной. На кого Европа будет давить — на Украину, чтобы мы подписывали хоть какой контракт, или на Россию, понимая, что это — шантаж с ее стороны», — добавляет Андриан Прокип.

Михаил Гончар уверен, что Украина справится с ситуацией, если новая власть не совершит ошибки: «Наверняка появятся, если уже не появились, какие-то ходоки», которые попытаются уговорить пойти на переговоры (с РФ) и начать все «с чистого листа». «Если мы прошли пять последних зим, в том числе, в условиях блокады со стороны „Газпрома", то, я думаю, и шестую сможем пройти», — отмечает он. В случае отключения транзита для получения газа из Европы нужно будет переводить газотранспортную систему в реверсный режим. Такой опыт у Украины есть, напоминает Гончар, имея в виду январь 2009 года, когда «Газпром» прекратил поставки в нашу страну из-за разногласий по условиям контракта. «Благодаря „Газпрому" мы получили хороший опыт — можем повторить», — резюмировал эксперт.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.