Что же, лето прошло, пришла осень, по которой, как известно, считают цыплят. В нашем случае место цыплят занимают туристы — главный источник конвертируемой валюты в стране, а также главный мотор экономики. Понятно, что говоря о туристах, мы сейчас в первую очередь имеем в виду туристов российских — с остальными все вроде более или менее понятно.

Первый вопрос, который можно поставить 1 сентября, в первый осенний день — как отразилось на Грузии российское туристическое эмбарго, насколько сократился приток россиян, и как это подействовало на туристический бизнес? Понятно, что официальных данных пока нет, а все остальное — субъективизм и гадание. Известно, что количество российских туристов в июле сократилось примерно на 20%, но июль — это не август.

В первую очередь потому, что в июле туристический поток сократился не только из России, но и из всех остальных стран — и связано это было не с всемирной любовью к Путину, а с драматическими событиями в центре Тбилиси. На туристические настроения как правило, очень негативно действуют картинки стрельбы в центре города и полицейской охоты на митингующих. Но июль прошел, картинка стерлась из памяти, и туристы снова начали приезжать.

Когда речь идет о влиянии российского туризма на грузинские курорты, следует понимать, что общие цифры тут ни о чем не говорят. Количество российских туристов по всей Грузии сократилось на 20% — это как температура в среднем по больнице. В одном регионе этого не заметят, а другой окажется на грани коллапса.

Чрезвычайно, критически зависимы от россиян дешевые грузинские морские курорты — Уреки и Кобулети, которые в основном работают на русских и армян. Если [говорить о ситуации] в целом по стране, [то] потеря российских туристов отразится средне, но в Уреки и Кобулети это будет полный разгром. В Батуми ситуация чуть-чуть полегче, поскольку там явно преобладают гости из стран Ближнего Востока, но тем менее и там российский туризм имеет большое значение. Фатально зависит от русских и Кахетия — винные туры вообще никому неинтересны, кроме русских. Во всех остальных местах — в Тбилиси, в Сванетии, в Гудаури, в горных регионах — зависимость гораздо меньше, а география туристов — значительно шире.

В августе, если не вдаваться в статистику, которой еще нет, ничто не показывало, что в отношении Грузии действуют какие-то санкции. Российских туристов, конечно, не стало больше, но похоже, что их не меньше. Как такое возможно? Санкции, пропаганда, запугивание… Несмотря на все это, черноморское побережье Грузии по-прежнему заполнено россиянами.

Наверное, тут дело в русском характере. Россияне привыкли к тому, что правительство говорит одно, а сами они делают нечто совершенно противоположное. Вероятно, эта черта сформировалась за многие столетия угнетения и за десятки лет советского тоталитаризма. Среднестатистический русский разделяет свое и общественное — он может быть «ватником», сторонником расчленения бывших советских республик, верить всему, что говорить «ящик», но это никак не касается его личных планов. Американцы, конечно, борются с Россией, но отпуск — это святое дело.

Этой двойной моралью пропитано все российское общество: ругать Запад и в то же время покупать там дома, считать европейцев геями, но при этом восторгаться их достижениями. В широком смысле — соглашаться с идеологией государства, но не следовать ей. Так и получилось с туризмом в Грузию: русские люди на протяжении столетий слишком хорошо осознали самодурство своих властей и слишком привыкли игнорировать их «ценные указания» в ситуации, когда это касается их лично. В этом секрет того, что, несмотря на все произошедшее, российские туристы в Грузию едут, и, судя по всему, будут ездить и дальше.

По правде говоря, я ожидал гораздо худших результатов, но не потому, что верил в то, что русские разозлятся на Грузию и не приедут — чего-чего, а в это, учитывая все вышесказанное, не верил ни на секунду. Но негативные прогнозы не оправдались по совершенно непонятным причинам. Путин запретил авиаперелеты, но при этом не затронул автомобильное сообщение. Согласно официальной российской статистике, 70% российских туристов прибывают в Грузию на автомобилях.

Какой был смысл запрещать авиаперелеты, но при это оставлять главную артерию — Верхний Ларс, через который в Грузию прибывают российские автотуристы, приезжающие даже из таких невероятно далеких городов, как Самара и Кострома?

Нет четкого ответа на этот вопрос. Поразительно, но автомобильная дорога между Грузией и Россией не была закрыта ни на минуту, что фактически свело на нет все усилия Путина по значительному сокращению числа российских туристов. В гуманизм Путина верится слабо, точно также не принимается во внимание довод, что эта дорога нужна армянам для транзита — во-первых, можно было оставить ее открытой для транзитного движения и конкретно для Армении, во-вторых, с какой стати Путин будет беспокоиться об Армении и менять свои планы в зависимости от их интересов?

Возможно, что все куда более прозаично: туристический поток из России в Грузии — это настоящее золотая жила для местных северокавказских элит, которые на нем неплохо зарабатывают. Многим это покажется несерьезным аргументом, но, если присмотреться, то мы нередко увидим, как путинская вертикаль власти поразительным образом учитывает интересы локальных элит и кланов, а на Северном Кавказе — тем более.

Так или иначе, Верхний Ларс не был закрыт. Можно ли в связи с этим прекратить переживать и считать нынешнее число российских туристов постоянным и стабильным, или следует готовиться к тому, что рано или поздно будет закрыто и автомобильное движение, сказать сложно. Факт состоит лишь в том, что первый раунд «боксерского поединка» между Путиным и туризмом в Грузию закончился разгромным поражением первого. Россияне проголосовали колесами в пользу Грузии.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.