Власти в Таджикистане используют целый ряд тактических приемов, от просьб до угроз, чтобы заставить работников госсектора покинуть учебные помещения и клиники и выйти на хлопковые поля. Все это делается ради улучшения показателей экспорта, но социальные издержки высоки. Тем, кто отказывается подчиняться, грозит увольнение. Хлопкоробы, которым не дают выращивать другие сельхозкультуры, несут большие убытки.

Учителя, которые согласились поговорить с Eurasianet.org под диктофонную запись, пытались найти плюсы или как-то оправдать свое присутствие на поле, что указывает на то, что правительственные пропагандистские кампании оказались успешными — по крайней мере, на первый взгляд.

Барно Назирова, учитель языка и литературы в школе в Гафуровском районе Согдийской области, сказала, что, когда она и ее коллеги занимаются сбором хлопка, у них есть возможность наверстать упущенное, решив некоторые насущные вопросы.

«Молодые учителя просят совета, как найти общий язык со студентами. Поскольку [на поле] есть время, мы им все подробно объясняем», — сказала Назирова.

Саодат Ходиходжаева, тоже учитель, сказала, что практика сбора хлопка преподавателями является лишь продолжением традиции советских времен. В любом случае полевые работы приносят дополнительные доходы семейному бюджету, сказала она.

«Фермеры нуждаются в нашей помощи. Иначе никак. Хлопок — это белое золото нашей страны. Кроме того, нам платят за каждый килограмм, который мы собираем», — сказала Ходиходжаева.

Министерство сельского хозяйства прогнозирует, что урожай в этом году должен составить 400 тысяч тонн хлопка-сырца. Его затем продадут предприятиям таких стран, как Турция, Китай и Россия. К концу октября в Таджикистане было собрано около 330 тысяч тонн, что на 95 тысяч тонн больше, чем за аналогичный период прошлого года, сообщает новостной сайт Asia-Plus.

За каждый килограмм собранного хлопка учителя получают 60 дирамов (0,06 доллара). Мешок обычно весит около 14 кг. Один человек обычно может собрать от 50 до 150 кг в день, в зависимости от выносливости и сноровки.

Назирова сказала, что в ее группе учителя работали по расписанию, составленному на основе преподаваемого предмета.

«Например, в понедельник хлопок собирают учителя таджикского и английского языков. Во вторник выходят учителя математики и физики, затем — учителя русского языка. Мы работаем по очереди. Таким образом дети не останутся без учителей», — сказала Назирова.

Некоторые врачи, которые не хотят делать эту работу, платят другим, чтобы те их заменили. Стоимость найма одного рабочего на две недели составляет 300 сомони (31 доллар). «Наемник» также оставляет себе вознаграждение за собранные килограммы хлопка.

Для популяризации хлопкоуборочной кампании были привлечены звезды таджикской эстрады. Известная певица Нигина Амонкулова недавно опубликовала свою фотографию с поля.

Этот пиар-ход, по всей видимости, был перенят из узбекского опыта. Знаменитости из соседней республики в прошлом также позировали для фотографий, где они в хорошем настроении якобы совмещали приятное с полезным во время сбора урожая.

Задача таких кампаний — способствовать массовому вовлечению людей в хашар — это слово означает добровольный групповой труд в целях оказания помощи общине, хотя то, что происходит на практике, чаще всего мало отличается от принудительного труда. В сельских общинах имеет место сильное давление со стороны односельчан, и нежелание участвовать в хашаре вызывает неодобрение.

Губернатор Согдийской области Раджаббой Ахмадзода и мэр Худжанда Маруф Мухаммадзода похвастались объемами хлопка, собранного их сотрудниками во время походов в хашар. В общей сложности они собрали девять тонн, сообщили чиновники.

Курбон Хакимзода, глава Хатлонской области, которая находится на юге Таджикистана, тоже показал кипучую работу на своих полях и заявил, что лично собрал 44 килограмма. В лучших традициях советских времен Хакимзода устроил соревнование между различными районами своей области. Победу в производственной гонке одержал город Левакант, чей ударный труд обеспечил ему приз — 15 тысяч сомони (1 тысяча 500 долларов) от губернатора.

Однако представление о том, что люди по своей воле собираются и охотно принимают участие в изнурительном и зачастую подрывающем здоровье коллективном труде, — в значительной степени иллюзия.

Один фермер из Гафуровского района сказал Eurasianet.org на условиях анонимности, что все больше местных жителей уезжают оттуда в поисках любой работы, альтернативной сбору хлопка. Именно поэтому и приходится принуждать людей выходить на поля.

«Нет людей, которых можно было бы нанять для сбора хлопка. Если мы не будем привлекать учителей и врачей для хашара, колхоз просто обанкротится», — сказал Eurasianet.org фермер Мансур (имя изменено, чтобы сохранить анонимность источника).

Как объяснил Мансур, выращивать хлопок очень дорого. По подсчетам производителей, обработка одного гектара может стоить около 13 тысяч сомони (более 1 тысяча 300 долларов). Но этот гектар в итоге принесет меньше половины потраченных денег.

Хлопок-сырец продается зарубежным покупателям или местным посредникам по цене 4,80 сомони (0,50 доллара) за килограмм. По словам Мансура, цена должна быть почти на 20% выше, чтобы фермеры не несли убытки.

«На международном товарном рынке цена хлопка обычно составляет около 62 цента за фунт», — сказал Мансур, оперируя стандартным измерением веса, используемым на мировых торговых площадках. Один фунт эквивалентен 450 граммам.

«Никто не купит у нас дороже, чем за 50 центов. Вот почему мы не можем позволить себе платить сборщикам более шести центов. И люди не хотят работать за такие маленькие деньги», — сказал Мансур.

Другие культуры были бы более предпочтительными и более прибыльными, но фермеры, работающие на арендованной земле, не могут самостоятельно решать, что выращивать.

«Местные власти заставляют нас сеять хлопок. Они говорят, что это стратегия правительства, белое золото и так далее и тому подобное. Мы объясняем им, что не получаем прибыли, но безрезультатно», — сказал Мансур.

Потери от хлопка земледельцы возмещают за счет выращивания томатов, лука или дынь, где и как только выпадает такая возможность. Урожаи на полях, где выращиваются эти культуры, могут приносить до 10 000 долларов с гектара.

«Если мы не будем заниматься хлопком, власти просто не позволят нам вообще ничего выращивать», — сказал он.

Все это происходит потому, что хлопок в Таджикистане является важной товарной культурой, продажи которой составили около 17,5% экспорта в 2015 году. Эксперты отмечают, что настойчивые попытки властей поддерживать хлопковую промышленность объясняется стремлением исправить ощутимую диспропорцию в торговом балансе страны. По официальным данным, в 2018 году Таджикистан импортировал товаров на сумму 4,2 миллиарда долларов, при этом экспортировал всего на 1,1 миллиарда долларов.

Экономист, который согласился пообщаться с Eurasianet.org под псевдонимом Сухаил Кодиров, сказал, что президента убедили сохранить существующую экспортную политику чрезмерно оптимистичными прогнозами.

«Согласно прогнозам, представленным президенту, один килограмм хлопка должен был стоить около 2 долларов. И чтобы как-то выправить торговый баланс, власти решили увеличить производство хлопка. Но эти прогнозы не подтвердились, и теперь все теряют деньги», — сказал Кодиров.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.